Публикации

Вперед..»

Ложные друзья переводчика, или ошибки в восприятии православного богослужения

Православное богослужение часто по праву называют «школой богословия и богомыслия». Это действительно так, если вслушаться в смысл молитв и песнопений, обратить внимание на сам строй богослужения, его внутреннюю логику и мотивы. Но в то же самое время не секрет, что часто сокровищница православного богослужения оказывается невостребованной.

Виной тому – не только частая непонятность существующего церковно-славянского перевода. Часто непонятность богослужения происходит просто от невнятности чтения и пения. Этому может помешать как «бормотание» чтеца так и громогласный «рык» дьякона. Бывает и так, что сама акустика храма не способствует внятности донесения до слуха молящихся православных песнопений. Но бывает и иное. Подчас неверному пониманию службы способствуют так называемые «ложные друзья переводчика» – отдельные слова или фразы, смысл которых для современного человека звучит совершенно иначе, чем для авторов текста. Есть слова и обороты, которые кажутся на первый взгляд большинству прихожан совершенно понятными и не требующими разъяснений. Но на поверку оказывается, что их подлинный смысл чаще всего далек от, казалось бы, очевидного предположения.

В начале каждой литургии, вечерни или утрени диакон возглашает так называемую «великую» или «мирную» ектению, которая начинается с прошения: «Миром Господу помолимся». Но, почти каждый из стоящих в храме скажет, что это возглашение он понимает как приглашение «помолиться всем миром», т.е всем вместе. На самом же деле при переводе прошений с греческого на славянский, переводчики в этом месте отступили от строго следования букве оригинала: в греческом тексте стоит «en eirene» – буквально «в мире». Но переводчики убрали предлог «в» и заменили дательный падеж творительным. Примечательно, что везде в других частях богослужения то же самое «en eirene» переводится у нас буквально – «в мире»: «Прочее время живота нашего в мире (а не «миром») и покаянии скончати…», «Святое Возношение в мире (не «миром») приносити», «В мире (а не «миром») вкупе усну и почию» и т.д.

Кстати, в дореволюционной орфографии различалось написание слова мир и мiр. Мир – это спокойствие, отсутствие войны, покой, в греческом языке ему соответствует слово «eirene». Слово же мiр – это всё, что существует, Вселенная, планета Земля, в узком смысле – некое отделённое от других пространство существования. В греческом языке ему соответствует слово kósmos. Если открыть служебник, то в приведенных случает слово мир всегда пишется через и, а не через i.

Далее в той же ектении диакон возглашает: «О свышнем мире и спасении душ наших…». И снова та же история. На вопрос, что значит это прошение, первым на ум приходит, что дикона молит «о вышнем мире», то есть о мире ангелов. Но буквально с греческого данное прошение должно переводится примерно так: «О мире (не мiре!) свыше (!) и спасении душ наших…», то есть «О ниспослании мира свыше…».

Один пример – из утрени. Возглас священника после шестой песни канона: «Ты бо еси Царь мира и Спас душ наших…». Заметьте, «Царь мира», а не «Царь мiра». «Царем мiра» в нашем богослужении часто называется диавол – например, в службе навечерия Крещения Господня (хотя чаще встречается «князь мiра»). Подобный пример, что и в первом случае, встречаем на великом повечерии: «Бог крепок, Властитель, Начальник мира». Последние два слова: Archon eirenes – Князь мира, то есть Князь мирный. Однако на слух эти слова воспринимаются иначе.

Херувимская песнь. Кладезь трудностей для простых прихожан. Одна из первых трудностей заключается в том, что слово «херувимы» воспринимается как именительный падеж, хотя на самом деле стоит в винительном (в именительном было бы «херувими», с «и» на конце). В данном случае правильным будет такой перевод: «Иже херувимов тайно образующе…».

В конце первого часа, а порой и на литургии поют гимн «Взбранной Воеводе. У некоторых наших составителей акафистов, пишущих свои произведения по образцу классического Акафиста, слово «Взбранная» оказалось понятым как архаическая форма для «Избранная». Поэтому многие поздние акафисты начинаются со слова «Избранный». На самом же деле славянское «взбранный» происходит не от «брать» («избирать»), а от «брань» – битва, сражение. По-гречески: Hypermachos, от mache – битва. Hypermacheo означает «бороться в защиту кого-либо». «Взбранная Воевода» – это «сражавшаяся за нас, в нашу защиту». Употребление выражения «Взбранная Воевода» в отношении Богородицы связано исключительно с известной в истории Ее чудесной помощью в защите Константинополя. Применять же его буквально к каждому святому и даже к Самому Господу, как это делается в акафистах – не всегда уместно.

Подготовил
диакон Дмитрий
ПОЛОВНИКОВ

Продолжение следует…

Вперед..»