Публикации

Вперед..»

Немецкое кино и нравственный выбор

В 2004 и в 2008 годах мировой кинематограф приобрел еще два шедевра. На этот раз великие творения имели не американскую прописку. Появилось они на Родине музыкантов и философов, в той самой части суши, которая носит роковое название Германия. Стоит оговориться: когда речь идет о качественном немецком кино, то здесь вопрос не столько в том, ЧТО они ставят, сколько, КАК они это делают. У немецких фильмов есть свой неповторимый подчерк. Те фильмы, о которых пойдет речь, были поставлены с удивительной глубиной и гениальностью игры. Просмотрев множество великолепных и нравственных европейских и американских фильмов, вы вряд ли сможете найти настолько тонкую, пронзительную и трогательную игру как у немцев.

Красный барон (Der Rote Baron)

Имя данного гениального проекта, увидевшего свет в 2008 году, мало что скажет зрителю, ибо название «Красный барон» может обозначать все что угодно и указывать на что угодно. Может вполне показаться, что речь идет о криминальной теме или о приключениях. Однако это ни то и не другое. Ибо жанр фильма – историческая драма.

Сюжет фильма следующий: немецкий аристократ, барон Манфред фон Рихтхоффен с детства грезил о полетах. В 1916 году [1], в середине Первой Мировой войны, он состоит в только-только зародившейся немецкой авиации, и стремится стать лучшим. Надо заметить, что фильм захватывает с первых же минут просмотра, зрителю предоставляется возможность увидеть поразительную сцену: Рихтхоффен со своими друзьями-летчиками летит на территорию противника возложить венок к могиле британского офицера [2]. На ленточке венка написано: «Другу и врагу». Согласитесь, это и потрясающе красивый жест и совершенно необычный для нашего времени, чтобы к врагам относились с таким почтением и благородством. Еще один интересный момент мы можем наблюдать, когда Рихтхоффен находит сбитый им самолет, он с товарищами по службе осторожно вытаскивает оттуда летчика. Присутствующая здесь же медсестра обращается к нему с такими словами:

– Спасибо, вы спасли ему жизнь.

– Нет, я его сбил.

Пожалуй, это удивительный пример гуманности и трезвости человека, который не мнит себя эталоном благородства, и всегда помнит, что занимается незавидным занятием – войной. По ходу сюжета Манфред влюбляется в медсестру Кейт, которая пытается донести до него всю горечь войны. Благодаря таланту и усердию Манфред фон Рихтхоффен становится живой легендой, летчиком, сбившим наибольшее число самолетов. Он красит свой самолет в красный цвет, от чего союзники прозвали его Красным Бароном. Надо заметить, образ фон Рихтхоффена, изображенный в фильме – это образ кристально честного рыцаря, считающего, что можно воевать с честью. Когда на войне к нему присоединяется его младший брат, после одного из боев между ними происходит следующий разговор:

– Господи, Лотар, ты разорвал его на части! Думаешь, тобой будут гордиться?! Папа потерял слух, пытаясь спасти врага!

– Хочешь выиграть войну, никого не убив?! Я видел вас с Фосом, и мне это не понравилось. Вы блестящие пилоты, но у вас неправильное отношение. Перестань мечтать, мы не дети, мы выросли и мы на войне!

– Я знаю. Знаю, но мы можем воевать с честью!

Манфред становится невероятно популярным и немецкое правительство пытается сделать из него общенациональный пропагандистский бренд, отстранив от полетов, что бы сохранить жизнь. Он же скорее ужасается войны и совершает поступок поистине достойный героя и мученика. Он говорит правду о войне самому кайзеру [3] и предлагает закончить войну:

– Почему мы считаем, что мы лучше французов, британцев, американцев [4]. Это не так, мы точно такие же, но нам надо оправдания наших действий [5], иначе станет ясно кто мы такие.

Речь очень достойная и очень дорогая. Разгневанный кайзер приказывает барону вновь вернуться к полетам, что равносильно гибели, так как к 1918 году, немецкие соединения повсюду теснимы силами союзников. Это тот момент, который, наверное, является главным в жизни человека, момент НРАВСТВЕННОГО ВЫБОРА, который очень часто стоит жизни.

Фильм оканчивается смертью Манфреда в одном из последних воздушных боев. Ротмистр Манфред фон Рихтхоффен является самым успешным асом за всю Первую Мировую (хотя пилотом он был всего два года), сбившим восемьдесят самолетов противника. И еще один момент, указывающий на явную гениальность режиссера-постановщика (Николай Мюллершен): в фильме изображена МЕЧТА. В самом начале ленты, есть несколько кадров из жизни юного Манфреда. Пожалуй, это единственный пример современного кино, где режиссер догадался изобразить мечту. А показать это важно потому, что мы стали забывать, что на свете существует прекрасное, а образ без мечты – не полон и обеднен. Итак, образ Манфреда фон Рихтхоффена, созданный Николаем Мюллершеном – прекраснейший пример христианского сознания и поведения.

Академия смерти (NaPola)

За четыре года, до выхода «Барона», в 2004 году, другой немецкий режиссер Денис Ганзел поставил свой шедевр – драму «Академия смерти». «Академия» затрагивает очень болезненную тему для Германии – тему нацизма. Действия картины разворачиваются в 1942 году. Фильм рассказывает об одной из военно-политических школ Рейха, где воспитывают будущую элиту Нацистской Германии. Фридрих Ваймер, молодой парнишка шестнадцати лет от роду, из бедной семьи получает уникальный шанс поступить в эту школу. Желая избавиться от утеснения и бедности, он поступает даже вопреки воле родителей. В школе, Фридрих знакомится с Альбрехтом, юношей из богатой и влиятельной семьи. Они становятся друзьями. Из парней пытаются воспитать истинных нацистов, вытравить из них все человеческое. И вот однажды происходит нечто: из концлагеря сбегают несколько заключенных и воспитанникам школы поручают поймать их. В процессе поимки, кто-то стреляет по безоружным беглецам и это окончательно выбивает из колеи и без того критически настроенного к жестокости, Альбрехта. На следующее утро он читает сочинение, в котором звучит сокрушительная критика нацистскому поведению:

– И когда вчера мы отправились в лес на поиски пленных, я снова почувствовал себя маленьким мальчиком, желающим освободить мир от зла…

– Альбрехт, прекрати.

– ... но когда мы вернулись, мне стало ясно, что я сам являюсь частью того зла от которого я всегда хотел защитить мир.

– Альбрехт, прекрати!

– Стрелять в пленных позор, они не были вооружены, как сообщил нам гауляйтер Штайн (отец Альбрехта), и они были еще совсем детьми, мы их убили.

Достойный ответ, как это и бывает, стоит дорого. Разгневанный отец решил отправить Альбрехта на Восточный фронт, как только тому исполнится семнадцать. Фридрих, как только узнал, что случилось, просит объяснить друга логику своего поведения:

– Зачем ты написал такое сочинение?

– Я по-другому не мог.

– Как это не мог?

– Ведь и ты не мог, когда ударил садиста-учителя.

– Это совсем другое дело.

– Неужели?

– Но ведь ты этим никому не помог.

– Я помог.

– Это кому же?! Будь добр, объясни мне, я не понимаю!

– Я СЕБЕ ПОМОГ.

По всей видимости, последняя фраза, была самой важной и составляла квинтэссенцию всего фильма. Альбрехт сказал очень точно, что совершая правильные поступки (а это, обратите внимание, не просто правильный поступок, это поистине исповеднический шаг, тот самый выбор, который влечет за собой серьезные последствия) [6], мы прежде всего помогаем себе. Совершенно очевидно, что речь шла не о земном благополучии, а о душе. И в лице данного образа мы слышим о том, что зло, испускаемое нами, вредит прежде всего нам.

Итак, как могла бы развиться судьба Альбрехта дальше? К сожалению, он заканчивает свой жизненный путь в традициях немецкой классической драматургии – суицидом [7]. Может быть, именно традиция (к сожалению, мы не можем сказать точно) побудила режиссера развернуть сюжет именно так.

Трагическая смерть друга меняет Фридриха и он, вслед за ним делает выбор в сторону человечности, за что был самым позорнейшим образом изгнан из школы.

Итак, мы снова можем иметь радость увидеть созвучие гениальности формы и содержания. В двух немецких фильмах, о которых мы только что рассказали вам, дорогой читатель, вы можете усмотреть множество по настоящему, христианских сюжетов и образов.

Юлия ХУЗИЕВА

[1] Фильм охватывает события с 1916 – 1918 гг.

[2] В Первой Мировой войне Германия в союзе с Австро-Венгрией воевала против Великобритании, Франции и России.

[3] В переводе с немецкого слово «кайзер» означает «император».

[4] В 1918 году Россия вышла из войны, заключив сепаратный мир с Германией. США, напротив, только вступили в войну в 1917 г.

[5] В данном случае герой, скорее всего, имеет ввиду войну, унесшую тысячи людских душ и искалечивших десятки тысяч.

[6] В развитии образа Альбрехта Штайна, мы имеем возможность наблюдать точное изображение добродетели по Ж,П. Сартру, здесь же и лейтмотив выбора, и временное созревание позиции, которая потом проявила себя в смелом решении.

[7] К примеру, главный герой трагедии Шиллера «Разбойники», кончает так же. Или несчастный Вертер. Увы, при всей своей утонченности, момент самоубийства – довольно частое явление.

Вперед..»