Публикации

Вперед..»

Кто Самый-Самый

«Беленькими нас каждый полюбит,

Вы полюбите нас черненькими»

Н.В. Гоголь, «Мертвые души»

 

Дорогие читатели! Сегодня мы хотели бы затронуть одну из самых злободневных и тяжелых болезней членов нашей Церкви. Речь пойдет о глобальном и повсеместном высокомерии православного россиянина перед лицами других стран и культур. А конкретно перед западными европейцами и американцами.

Итак, начнем с того, что самая обыкновенная Россия нам не нужна. Нет! Нам нужна Россия Великолепная, Россия Самая Великая, рядом с которой все другие страны не такие религиозные и не такие нравственные. Мы очень любим читать сочинения, где утверждается сахаренный тезис, что Россия – Самая Религиозная, Самая Душевная, Самая Нравственная, Самая Интеллектуальная, Самая-Самая. Вот, это нам нравится. А еще мы обожаем спекулировать утверждением о. Иоанна Кронштадтского: «Перестали понимать русские люди, что такое Русь! Она есть подножие Престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский»[1]. Прочитайте пару раз и поймите неправильно[2]. Чувствуете, как внутри вас ширится чувство исключительности вашего национального происхождения и самый известный и литературно-востребованный орган дыхания тянется к верху? Здорово, да? Однако любви к Родине здесь ни на йоту нет. Те, кто активно защищает данный тезис, любит не Россию, а себя в России. Родину надо любить не за что-то, а просто так, не потому что Россия Самая Великая, а потому что она своя, потому что она часть каждого россиянина (если этот самый россиянин, конечно, согласен на это), и каждый такой россиянин – часть России.

Мы привыкли думать, что Россия – это Дом Пресвятой Богородицы, Престол Божий, но так ли это на самом деле? Кто ценнее в очах Божиих: русский или англичанин, серб или поляк? Какая страна исполнила заповеди Божии? На этот вопрос невозможно найти объективного ответа (все теоретизирования на этот счет всего лишь порождения эмоций и чувств). Настроение превозношения православного россиянина (да и не только православного, а любого человека, именующего себя патриотом) по отношению к другой стране (в частности западноевропейские страны, которые традиционно не исповедовали православие) есть в полной мере моральная невменяемость. Таковые позиционируют русскую православную культуру (я имею ввиду, собственно культуру, а не догматические и церковные традиции) не только как свою и родную ему, а как лучшую, более глубокую и христианскую, чем западноевропейская. (Что надо заметить, совсем не так).[3]

Да, у нас действительно самая правильная вера, но это еще не значит, что нас Бог любит больше других народов и стран, или, что мы самые религиозные. Кто самый-самый знает только Господь Бог, а нам умствовать на этот счет вредно. Потому что, как только мы задаем себе вопрос: кого Бог любит больше, неизменно возникает ответ: «Нас, Россию, конечно, кого же еще?» Никаких сомнений, относительно правоты данного мнения не возникает, а услужливый разум (который, конечно, невоспитан[4]) вытаскивает многочисленные аргументы в пользу уже полюбившейся с первого взгляда мысли. Проходит время, и мысль становится убеждением и успешно транслируется дальше, заставляя прыгать от удовольствия Гордые Сердца и Невоспитанные Умы.

Я боюсь, если мы и дальше будем так высокомерничать, то Западноевропейская, Североамериканская и Латиноамериканская цивилизации таки поднимутся из болота опошляющей и нехристианской культуры, и вновь повернутся к вечным ценностям еще лет так на 2000. Ну, а мы, самые «нравственные» и «религиозные» не поднимемся и наш нокаут наступит сразу, потому что «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать». В конце концов, точно такой же сценарий игры произошел почти две тысячи лет назад. Ну, а если уж приходится видеть что-то не очень христианское на Западе, то помните: не вам судить, вполне возможно, это всего лишь этап спада, за которым будет восхождение.

Юлия ХУЗИЕВА



[1] Снычев Иоанн митр. Самодержавие духа. Спб. 1988. http://lib.ololo.cc/b/221463/read

[2] Святой Иоанн Кронштадтский сказал это не потому, что действительно считал (в объективном смысле), что Россия самая нравственная и лучшая, а потому что Россия исповедовала православие. Радоваться мы должны не тому, что мы русские, а тому, что мы православные. Нам дан великий дар нашей веры. К тому же, о. Иоанн любил свою родину, а сердце любящего объективным быть не может. Но тот, кто действительно любит – не станет в  объективном смысле утверждать, что моя страна самая лучшая. Истинный патриот скажет: «да, у нас полно свинства, но для меня все равно лучше страны нет».

[3] Обычно, люди, утверждающие, что русский язык самый богатый, не имеют и малейшего представления ни об одном из западных языков. Их знания носят более чем поверхностный характер и ограничиваются школьной, в лучшем случае университетской подготовкой. (Чтобы увидеть богатство, к примеру, английского языка, необходимо хотя бы Шекспира в оригинале прочесть, не говоря уже о том, чтобы что-то серьезно утверждать о мере богатства иностранного языка необходимо серьезно заниматься этим языком годами).

[4] Под невоспитанным разумом я имею ввиду ум, который не любит проверять и подвергать сомнению мысли, поступающие в него. А еще Его Величество Невоспитанный Ум изволит ненавидеть всеми фибрами своей души малейшее проявление логики. Он очень любит ездить на эмоциях и предпочитает идти за ними, вместо того, что бы вести за собой.

Вперед..»