Публикации

Вперед..»

Скандинаво-Исландский эпос, мифология и советы Снорри

О том что сделали христиане с языческим наследием Скандинавии и Исландии [1].

Скандинавская эпическая культура несет в себе неповторимое своеобразие и богатство. Скандинавский эпос был сложен в то время, когда скандинавы еще не исповедовали христианство, и он, следовательно, является языческим. Когда же новая религия пришла, то встал вопрос об отношении христианина к языческому культурному наследию своей страны.

Христианство пришло на скандинавские и исландские земли в XI веке. И если верить Г. Джонс, языческая религия скандинавов и исландцев «не породила особого сословия жрецов» [2]. Когда же в Исландию пришло христианство, то Церковь имела некую свободу от светских властей вследствие отсутствия государства у исландцев вплоть до XIV века.

Сам же Скандинавский эпос принято подразделять на Младшую Эдду, Старшую Эдду [3] и Исландские саги. В данной статье мы коснемся лишь Младшей Эдды, которая была составлена неким Снорри Стурлусоном, исландцем, жившим в XIII веке [4]. Прежде, чем мы начнем излагать суть скандинавского эпоса, нам необходимо ответить на вопрос: что собой представлял этот самый Снорри?

Согласно М.И. Стеблин-Каменскому, Снорри был отпрыском Стурлунгов – знатного рода, который играл очень важную роль в исландских распрях первой половины XIII века. Родился наш Снорри в 1179 году на хуторе Хвамм, что располагается на западе Исландии. Среди предков Снорри были известные персонажи саг. Воспитывался будущий составитель у Иона Лофтссона, знатного исландца, имевшего знакомства с представителями культурной элиты тогдашней Исландии. Двадцати лет от роду, он женился (потом, он женился еще несколько раз). А позже ему тоже довелось поучаствовать в борьбе за могущество и власть. По складу характера Снорри был очень хозяйственным человеком, его браки для него были лишь финансовой сделкой. Будучи очень богатым человеком, Снорри устраивал у себя дома в Рейкьяхольте грандиозные пиры. При этом он никогда не участвовал в сражениях и не прибегал к оружию. Надо заметить, это весьма редкое явление для того времени и места. В любых распрях, он предпочитает оставаться в стороне, действуя чужими руками. Однако же, наш герой был искусным скальдом [5] и сочинял прекрасные стихи. Снорри был убит в 1240 году в одной из усобиц.

МЛАДШАЯ ЭДДА. Нельзя определить точно: что она есть. Она не является ни научным, ни художественным произведением, и вместе с тем несет в себе и то и другое [6]. Стоит заметить, что настоящее издание Младшей Эдды, переведенное и подготовленное М.И. Стеблин-Каменским, представлено не полным составом. Некоторые места настолько вычурны, что, по словам переводчика: «совершенно не переводимы» [7]. Однако же, это досадное обстоятельство не мешает нам изучить Эдду и выяснить меру ее христианизации. Мл. Эдда очень сложное по составу произведение. Она состоит из трех частей: ПРОЛОГА, ВИДЕНИЯ ГЮЛЬВИ И ЯЗЫКА ПОЭЗИИ.

Пролог имеет христианское начало. Автор пролога начинает свой рассказ о том, как Бог создал небо и землю и первых людей. Затем, люди забыли Бога, но Бог «не меньше, чем прежде наделял их земными дарами», в том числе и разумом. И с помощью разума, данного, по мнению составителя Эдды, человеку Богом, люди стали размышлять и наделили землю мифологическими свойствами: «Люди думали, что скалы и камни – это зубы и кости живых существ. И по всему этому они рассудили, что земля живая и неким образом наделена жизнью» [8]. Вполне возможно, что здесь Снорри выражает свое мнение по вопросу о происхождении мифологии: люди забыли Бога и стали наделять землю живыми свойствами.

В «Видении Гюльви» повествуется мифологическое происхождение людей: от великана Имнира. Первого человека звали Бури, у него был сын Бор, который взял в жены Бестну, дочь великана и у них родилось три сына: Один, Вили и Ве. Сыновья Бора убили Имнира и из его тела сотворили землю. От Одина и его жены родились все остальные «боги» скандинавского пантеона. История довольно типична для мифологии: что-то похожее есть в шумеро-вавилонском мифотворчестве, где мир творится из убитой своим внуком «богини» Тиамат. И далее, на протяжении всей части, следует постепенное изложение скандинавской мифологии.

«Видение Гюльви» содержит в себе любопытную историю о путешествии «бога» грома Тора в Страну Великанов. История имеет в себе аллегорические нотки и является весьма занимательной. Суть сводится к тому, что быстрее всех ест огонь, бежит быстрее всех – мысль, а наибольшей силой обладает старость [9]. Однако здесь у всех вас может возникнуть справедливый вопрос: а для чего, собственно, верующему христианину все эти языческо-мифологические байки? И Снорри дает нам ответ: «Теперь следует сказать молодым скальдам, пожелавшим изучить язык поэзии и оснастить свою речь старинными именами или пожелавшим научиться толковать темные стихи: пусть вникают в эту книгу, дабы набраться мудрости и позабавиться. Нельзя забывать этих сказаний или называть их ложью, изгоняя из поэзии старинные кеннинги, которые нравились знаменитым скальдам. Христианам не следует, однако, верить в языческих богов и правдивость этих сказаний в другом смысле, чем сказано в начале этой книги» [10].

Итак, в лице Снорри мы можем наблюдать вполне здоровую реакцию церковного общества на мифологическое и поэтическое наследие языческой эпохи. Он не только разрешает, но и советует изучать поэтическое искусство и мифологию. И совершенно к месту, оговаривается, что христианам не следует верить в языческих «богов» и буквально относиться к тому, что они прочтут. Такого рода подход напоминает отношение к языческой культуре свв. отцов Церкви Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста и многих других, которые заставили языческую культуру служить Церкви. Следует также заметить, что здесь слово ЛОЖЬ, вероятно, имеет чисто церковный смысл (а не буквальный), как нечто крайне отрицательное и недопустимое.

«Язык поэзии» представляет собой нечто вроде краткого учебника по скальдической поэзии. Согласно этой части Эдды у всякого поэтического произведения существуют две составляющие: Язык и Размер. Исландская и скандинавская поэзия имеет три категории:

1) Вещь называется своим именем.

2) Замена имен, иносказание.

3) Кеннинг.

На третьей категории мы остановимся поподробнее. Вещь называется своим именем – это прямое повествование, иносказание – это прием, которым пользовались и пользуются поэты-символисты – здесь тоже все понятно. А вот что такое кеннинг? Кеннинг – это совершенно оригинальная категория скандинавской скальдической поэзии, не известная эпосу других народов и веков. Кеннинг – это глубоко образная конструкция. Строится кеннинг так: имя одного аса (языческого «бога») + деяние или признак другого аса. Такая конструкция будет обозначать аса, чье свойство или деяние используется. К примеру: «Тюр победы», «Тюр колесницы» – все это указывает на Одина. Зачем же древним скандинавам и исландцам нужна такая сложная образность? Разве нельзя сказать просто? Но если сказать просто – это не была бы уже поэзия. Все по-настоящему талантливое – сложно. При чем сложно не только по форме, но и по содержанию. Автор данной поэтической формулы прячет смысл за сложностью формы, а читателю предоставляется возможность пораскинуть мозгами. Стоит заметить: хоть главный смысл содержит вторая часть кеннинга, первая, возможно, тоже играет свою роль, сообщая смысл и указывая на свойство Одина с помощью имени Тюр (это может произойти посредством общих черт, свойственных обоим асам). Кроме кеннингов, в древней скандинавской поэзии существовали также: Хейти, Видкеннинги и Санкеннинги.

Итак, наше повествование подошло к концу, ну а читатель может задаться вопросом: какое, мне, православному христианину XXI века, дело до всех этих Кеннингов, Одинов, Снорри? Мне в моей жизни, ЗАЧЕМ эта мифология и поэтика, да еще исландская? Что ж, вопрос справедливый, а ответ таков: это нужно не только для общего развития, духовного и интеллектуального, но главным образом, все это может пригодиться в случае нападок на Церковь и обвинения ее в том, что она отобрала все лучшее, что накопил дохристианский мир. Данные сведения показывают, что Церковь бережно относится к культуре и вовсе не являет в себе признаки фанатизма.

Юлия ХУЗИЕВА

Использованный источник:

1) Младшая Эдда. СПб. Наука, 2006 – 138с.

Использованная научная литература:

1) Стеблин-Каменский М.И. Снорри Стурлусон и его «Эдда» // Младшая Эдда. СПб. Наука, 2006 – 138 с.

2) Г. Джонс. Скандинавское общество III: Культура и искусство // Г. Джонс. Викинги. Потомки Одина и Тора. М.: ЗАО Центрополиграф, 2007 – 445 с.


[1] Речь, главным образом, пойдет об Исландии, но здесь нужно уяснить вот что: у скандинавов и исландцев одна эпическая и мифологическая культура на двоих. Все это от того, что именно скандинавы заселили Исландию в X веке.

[2] Г. Джонс. Скандинавское общество III: Культура и искусство // Г. Джонс. Викинги. Потомки Одина и Тора. М.: ЗАО Центрополиграф, 2007 – 445 с.

[3] Ученым до конца не ясно, что означает слово «Эдда», чаще всего предполагают, что оно означает «поэтику». Стеблин-Каменский М.И. Снорри Стурлусон и его «Эдда» // Младшая Эдда. СПб. Наука, 2006, с. 102.

[4] Считается, что Эдда была составлена Снорри примерно в 1222 – 1225 гг. Стеблин-Каменский М.И. Снорри Стурлусон и его «Эдда» // Младшая Эдда. СПб. Наука, 2006, с. 101.

[5] Скальд – поэт.

[6] Стеблин-Каменский М.И. Снорри Стурлусон и его «Эдда» // Младшая Эдда. СПб. Наука, 2006 – 138 с.

[7] Там же.

[8] Младшая Эдда. СПб. Наука, 2006, с. 9

[9] Там же, с. 45 – 46.

[10] Там же, с. 60.

 

Вперед..»