Публикации

«..Назад Вперед..»

Мифы о церковном календаре, или еще раз о дне празднования Рождества Христова.

Каждый год в канун 25 декабря, которое почему-то именуют «католическим Рождеством», хотя   Рождество – Христово, а не «православное» и «католическое», только ленивый не обвиняет Русскую Православную Церковь в «отсталости», нежелании идти в ногу со временем. Многие православные при этом реагируют резко: утверждая, что их – юлианский календарь – является «верным», а григорианский стиль были принят католиками и протестантами «по наущению диавола».  

Между тем,  едва ли есть основания для таких взглядов. Корень «календарных» споров в том, что солнечный год по числу дней – величина «не целая»: Земля делает оборот вокруг Солнца за 365 дней, 5 часов, 48 минут и 46 секунд. Следовательно, попытка назвать годом целое число суток неизбежно приводит к погрешностям в летоисчислении.

Уже на заре истории человечества человек пытался «приручить» время. Авторы одного из первых солнечных календарей, древние египтяне, просто отбросили «ненужный» остаток, но за эту простоту пришлось расплачиваться точностью: ошибка в один день возникала каждые четыре года. В последующие века астрономы пытались уменьшить погрешность. Юлианский календарь, который Юлий Цезарь ввел в 45 году до нашей эры, был точнее в тридцать раз: ошибка возникала раз в 128 лет. Григорианский календарь, введенный решением папы Григория XIII в 1582 году и изначально принятый только в Католической Церкви, по сути являлся не нововведением, но попыткой ликвидировать накопившуюся погрешность в летоисчислении. В нём стало действовать новое правило о високосном годе: «столетние» года (оканчивающиеся на два нуля) високосны, если они делятся без остатка на 400.

Таким образом, астрономически григорианский календарь более точен, нежели юлианский. А утверждение о том, что юлианский календарь является «священным» или «православным», некорректно: он был принят язычником для языческого государства за сорок лет до Рождества Христова. Астрономы времен Юлия Цезаря очень удивились бы, узнав, что какой-то неведомый им северный народ до сих пор пользуется их календарем, а самому Юлию Цезарю это бы очень польстило.

Также несостоятелен миф о том, что юлианский календарь был утвержден на Никейском соборе. В действительности же,  на I Вселенском соборе ни слова не говорилось не только о календаре, но и каких-то конкретных формулах или таблицах для вычисления даты Пасхи.

И точно так же неверно, что переход Католической Церкви на григорианский стиль был личной прихотью папы Григория XIII. На самом деле вопрос о календарной реформе поднимался не только в Риме, но и в Византии. Византийские богословы XIV-XV вв. – среди нах Григор Никифор и Исаак Аргир – посвятили этой теме свои труды, которые были переведены на Западе и вызвали большой интерес. Почему Восточная Церковь не стала проводить календарную реформу? – судить сложно.

Скорее всего этому помешало ожидание конца света, которое в то время приурочивали к 7000 году от сотворения мира ( 

Когда в 1583 году католики предложили православным перейти на новый стиль летоисчисления, участники Константинопольского собора усмотрели в этом желание Рима навязывать Востоку унию и отклонили «новый» стиль.

Несмотря на это, интерес к календарной реформе на Востоке сохранялся. Позднее, в 1923 году в Константинополе состоялось совещание поместных Православных Церквей. На нем было принято решение перейти на так называемый новоюлианский календарь. Это не старая Пасхалия плюс григорианские даты непереходящих праздников, как принято думать. Это совершенно новый календарь, более точный по сравнению с григорианским: ошибка в один день здесь возникает за 40 тысяч лет, и он совпадает с григорианским до 2800 года. Все Православные Церкви, кроме Русской, Иерусалимской, Сербской, Грузинской и монастырей на святой горе Афон, перешли на новоюлианский календарь, но Пасхалия осталась прежней из-за начавшихся церковных нестроений.

В России вопрос о календарной реформе поднимался неоднократно, но каждый раз отклонялся из боязни народных волнений и нового церковного раскола. На рубеже XIX и ХХ веков Русское астрономическое общество обсуждало проект «новорусского», или «николаевского», календаря, который допускал бы погрешность в один день за 100 тысяч лет, и рекомендовало ввести его в 1920 году. Однако этим планам не суждено было сбыться: 1 февраля 1918 года большевистское правительство ввело в государстве свой «новый стиль». Церковь не признала его, но и собственной календарной реформы провести не сумела: Поместный собор 1917-18 годов, на котором она обсуждалась, отказался ввести новый календарь в церковное употребление в 1918 г. и постановил продолжить изучение вопроса, однако вскоре после этого Собор был вынужден прекратить свою работу.

Все календарные реформы  реализовывались по одному и тому же принципу: путем введения все более сложной системы високосных дней достигалось все большее приближение к длине тропического года.  Очевидно, что этот процесс «улучшения» может продолжаться бесконечно и в определенный момент необходимо просто остановиться и ответить на вопрос — чего же мы ожидаем от календаря: точности? следования новейшим достижениям астрономии? или церковного единства, выражающегося в совместном праздновании всех церковных праздников (подвижных и неподвижных) православными христианами?

Это не просто теоретический вопрос, т. к. ближайшая серьезная практическая проблема в РПЦ возникнет 1 марта 2100 года, который по юлианскому календарю будет високосным, по «гражданскому» — нет. Т. о. разница между календарями увеличится еще на 1 день и достигнет 14. Соответственно все наши праздники после этой даты «сместятся» на 1 день вперед, т. е. Рождество Христово будет праздноваться 8 января, Богоявление — 20 января н. ст. и т. д. Не хочется сгущать краски, но Церковь в результате этого может оказаться перед серьезной угрозой раскола, т. к. перед нашим священноначалием встанет нелегкая задача объяснить людям, что, если мы храним верность юлианскому календарю, то такое смещение неизбежно. Господь миловал нас в 2000 г., который был високосным и по юлианскому, и по григорианскому календарю, поэтому «скачка» не произошло. Но представим на минуту, что это все-таки случилось. Вероятно, у нас уже была бы «Церковь 7 января» или «Русская Старостильная Церковь» и это не просто пессимистические теоретические прогнозы. Не раз приходилось общаться относительно «проблемы 2100 года» со священниками, которые категорически высказывали мнение, что если бы Рождество с 2001 г. начали праздновать 8 января, они прервали бы общение с каноническим епископатом, «ушли бы в леса», но сохранили «истинную» (!?) дату этого и других неподвижных праздников. И таких, к сожалению, не мало. Проблема заключается в том, что никто из них на вопрос о том, когда мы празднуем Рождество Христово, не ответил «25 декабря», а называл григорианское 7 января. Налицо — абсолютное непонимание принципов той традиции, носителями которой мы себя провозглашаем. Поэтому те «ревнители», которые не причащают православных финнов или переосвящают престол после того, как на нем служили православные греки (к сожалению, таких нередки), обнаруживают в своем поведении не только ревность не по разуму, но и непонимание того, что в Церкви является догматом, а что — литургической традицией.

«Совершенного» календаря и пасхалии не существует. Все пасхальные таблицы представляют собой попытку создать определенную математическую схему, которая описывала бы движение луны достаточно точно по отношению к реальному ее положению на небе, была бы по возможности простой и, что самое главное, являлась бы цикличной, т. е. будучи рассчитанной раз и навсегда на определенный отрезок времени, избавляла бы от необходимости производить новые расчеты. Пасха по таким таблицам совершается независимо от того, соответствует ли эта дата реальному положению светил на небе. С этой точки зрения александрийская пасхалия с ее 532-летним циклом — проста и элегантна, но тогда мы должны смириться с тем, что через несколько тысяч лет Пасха будет летом, а Рождество Христово — весной.

С другой стороны надо помнить, что христианские пасхалисты не создавали что-либо принципиально новое в области исчисления времени. Подобно тому, как христианская Церковь переняла действующий тогда языческий юлианский солнечный календарь и иудейскую систему исчисления времени, основанную на фазах луны, таким же образом святые отцы переняли из античного наследия и астрономические циклы, которые были открыты и описаны за несколько столетий до возникновения первых христианских пасхальных таблиц. Такая гибкая позиция Церкви не препятствует нам в настоящее время также использовать новейшие достижения астрономии. Однако ответ на «календарный» вопрос должен быть дан церковным сознанием, а не просто астрономами и математиками.

Еще раз подчеркну, что в настоящее время речь не идет о проведении еще одной реформы — их в истории было достаточно, а о необходимости ответа на вопросы, которые ставит перед нами современность. Это должно делаться на страницах православной печати, путем дискуссии и издания книг, прежде всего серьезных научных исследований. Конечно, сидеть и разбираться в пасхальных таблицах IV—V вв. очень скучно и утомительно, намного легче просто издать очередную брошюру типа «Юлианский календарь или смерть», яростно защищая существующее положение и предавая священноначалие анафеме. Однако недостаточно хранить традицию, ее надо знать и любить. И только в этом случае она станет не мертвой убивающей буквой закона, а превратится в живое предание, творчески применяемое в жизни Церкви.

Священник Владимир Хулап.

«..Назад Вперед..»