Публикации

Вперед..»

Креститель Руси

О своей родной истории мы знаем, к сожалению, очень мало. Может быть, виною этому наша напрасная уверенность в том, что когда-то, давным-давно, мы уже получили необходимый багаж знаний и перечитывать по нескольку раз одно и то же просто бессмысленно. Однако это не так. Пронизанная евангельским духом история Руси, так же, как и само Святое Евангелие, каждый раз обращается к нам какою-то новой, для каждого — своей, до того не замеченной гранью и не оставит равнодушным ни одного внимательного читателя. Недаром до революции во многих благочестивых семьях было принято каждый день, из года в год, читать жития святых — это приносило пользу не только духовную, но и практическую, ведь святой человек был неотъемлемой частью той или иной эпохи, и через призму его жития прошлое преломлялось в настоящее, давая возможность, познав минувшее, лучше понять и сегодняшнее свое состояние. В преддверии празднования годовщины Крещения Руси коснемся и мы жития современника тех событий, святого равноапостольного князя Владимира.

Князь Владимир был сыном Святослава от древлянской княжны Малуши. Родился он в 963 году. Хотя в детстве Владимира воспитывали в христианском духе — здесь немало потрудилась его бабушка, святая равноапостольная княгиня Ольга,— в молодые годы он был ревностным язычником. Историки полагают, что христианское воспитание Владимир забыл еще в Скандинавии (он был женат на дочери варяжского конунга; а всего у него было пять жен и многочисленные наложницы). В 972 году князь Владимир стал править Великим Новгородом, а в 980-м, в разгар войны между братьями, он пошел войною на Киев, в котором княжил его старший брат Ярополк. Победив брата, Владимир стал править в Киеве. Он завоевал Галицию, смирил вятичей, воевал с печенегами, распространил пределы своей державы от Балтийского моря на севере до реки Буг на юге.

Князь ввел культ громовержца Перуна — бога войны: поклонение ему требовало и человеческих жертв (а подобные жертвоприношения на Руси тоже не были редкостью). После победоносного похода на ятвягов в жертву были принесены (а вернее, растерзаны толпой) варяг-христианин и его сын. Это были первые мученики- христиане на Руси — Феодор и Иоанн. Обстоятельства их смерти, беспримерное мужество произвели на Владимира сильное впечатление, и он начал сомневаться в истинности языческой веры. Князь проявил мудрость, по слову Апостола: испытывайте духов, от Бога ли они...(1 Ин. 4, 1)

По приглашению князя в Киев приходили проповедники из разных стран: послы от болгар-мусульман, живших за Волгой, немцы-латиняне, иудеи и греки. Князь расспрашивал всех об их вере, и каждый предлагал ему свою. Летопись сохранила ответ Владимира послам Папы: «Идите назад, ибо и отцы наши сего не принимали». Коран, согласно преданию, князь отверг из-за запрета на свинину и вино, а иудеев резонно спросил, как можно проповедовать свою веру, не имея собственного отечества в наказание за распятие Божьего Сына. Интересно воспоминание нашего саратовского владыки Пимена (Хмелевского) о том, как интерпретируется это событие в современном Израиле: «…когда я беседовал с Верховным раввином, он сказал: «А Вы знаете, при королеве Хамзике вся Русь чуть ли не сделалась еврейской. Вот-вот и все приняли бы иудейскую религию». Я ответил, что про Хамзику я ничего не знаю, зато знаю, что при князе Владимире был выбор вер, он беседовал с многими представителями разных религий, и он выбрал православную веру. Раввин сказал: «Я думаю, что еврейского представителя не было у князя Владимира, а иначе он убедил бы его». Я ответил, что как раз еврейский представитель и был, да князь Владимир отверг иудейскую религию» (из книги архиепископа Саратовского и Вольского Пимена (Хмелевского) «Дневники. Русская Духовная Миссия в Иерусалиме: 1955–1957», с. 163–164).

И все же, самое сильное впечатление произвел на князя именно православный греческий проповедник, который в заключение своей беседы показал ему картину Страшного Суда. По совету бояр, Владимир отправил десять мудрых мужей, чтобы испытать на месте, чья вера лучше. Когда эти русские послы прибыли в Константинополь, то великолепие Софийского храма, стройное пение придворных певчих и торжественность патриаршей службы так тронули их не знавшие красоты Небесного Царствия души, что в своем ответе князю Владимиру они признавались: «Мы не знали, на земле мы стояли или на небе...» А бояре тут же заметили: «Если бы вера греческая не была лучше других вер, не приняла бы ее бабка твоя Ольга — мудрейшая из людей».

Итак, выбор был сделан в пользу Православия. Вскоре, в 987 году, в Византии вспыхнул мятеж, и императоры стали просить помощи у Киева. Владимир согласился помочь в подавлении мятежа, а в награду попросил в жены сестру императоров Анну. Это был дальновидный поступок, который бы возвел Русь на новый политический и геополитический уровень, но вместе с тем это была беспримерная дерзость для византийцев: принцессы крови не выходили замуж за варварских государей, даже если те являлись христианами. Поэтому после победы над мятежниками византийцы об обещании просто забыли. Вспомнить о нем пришлось, когда Владимир осадил греческий город Херсонес и пообещал вскоре подвергнуть осаде так же и Константинополь. История сохранила предание о том, как Владимир неожиданно ослеп и зрение чудесным образом вернулось к нему только после крещения. Таких случаев история христианства знает немало: первый произошел еще с апостолом Павлом. О том, когда именно крестился Владимир, достоверно неизвестно из-за скудости летописных свидетельств, ясно только, что крещение его не было пышным и помпезным.

Вскоре Владимира и Анну обвенчали в Херсонесе, а вслед за ними отправилось на Русь и первое духовенство. Однако главные труды по просвещению русского народа светом Христовой истины приняли на себя не греческие, а болгарские священнослужители, уже давно проповедовавшие на Руси, и, что важно — на славянском языке, благодаря трудам святых Мефодия и Кирилла. Возвратившись в Киев, Владимир прежде всего предложил совершить Крещение своим двенадцати сыновьям, и они крестились в одном источнике, известном в Киеве до сих пор под именем Крещатик. Вслед за ними крестились многие бояре. Между тем Владимир приступил к истреблению идолов, и главный из них, идол Перун, был привязан к конскому хвосту, с поруганием совлечен с горы и брошен в Днепр. Видимо, не обошлось здесь и без применения суровых мер: язычники крепко держались за свою веру, видя в князе отступника от отеческих преданий. За низвержением идолов последовало оглашение народа евангельской проповедью. Христианские священники собирали народ и наставляли его в святой вере. Наконец, князь Владимир объявил в Киеве, чтобы все жители, богатые и убогие, явились на реку для принятия Крещения. В назначенный день киевляне собрались на берегу Днепра. Сюда явился сам Владимир с христианскими священниками. Все киевляне вошли в реку, кто по шею, кто по грудь, взрослые держали на руках младенцев, священники на берегу читали молитвы, а святой Владимир, объятый восторгом, поручал Господу в молитве себя и свой народ.

После Киева и его окрестностей христианская вера насаждалась великим князем и в Новгороде, потом в Ростове, где язычество особенно долго сопротивлялось Православию, в Суздале и так далее, то есть в основном от столицы, по великому водному пути, до Новгорода и дальше по Волге, объединяя разрозненные славянские племена в единое государство. Замечательный дипломат, святой Владимир даже княжеские тризны обращал на дело проповеди: за трапезами, которые он давал после праздничных служб, находилось место и больным, нищим, голодным (от князя и весь народ учился милосердию и заботе о самых обездоленных). При нем началось обучение грамоте детей, была построена первая линия обороны против кочевников, строились новые города, и многие князья крестились, следуя одному только личному его примеру. Да и не только на Руси: норвежский конунг Олаф Трюггвасон, знаменитый Торвальд Путешественник, известный нам как основатель монастыря святого Иоанна Предтечи на Днепре под Полоцком.

После принятия Крещения святой Владимир уже не мстил своим врагам. Так, в 1013 году в Киеве был раскрыт заговор против великого князя Владимира с участием его пасынка Святополка Окаянного, целью которого было не только самому прийти к власти, но и объединить западно- и восточнославянские земли под крылом католической Польши. Несмотря на тяжесть вины, Святополку была сохранена жизнь.

Ко Господу святой князь Владимир отошел в приготовлениях к своему последнему военному походу, цель которого была — сохранить единство русских земель, не дать сыну Ярославу разъединить государство. Народная память сохранила образ Крестителя Руси, а церковное празднование святому равноапостольному князю Владимиру было установлено его потомком, новгородским князем Александром Ярославичем (Александром Невским), после того как в день памяти святого князя Владимира, 15 июля 1240 года,— его помощью и заступлением — была одержана знаменитая победа на Неве в битве со шведским войском.

Священник Димитрий Васильев
Газета «Православная вера» № 14 (418) 2010 г.

Вперед..»