Публикации

Вперед..»

Слово в пятую неделю по Пятидесятнице. О действии в нас страстей.

(Евангелие от Матфея, 28 зачало, глава VIII, стих 28 -34)

В сегодняшнем Евангельском чтении говорится об исцелении двух бесноватых. Прежде всего мы должны, конечно же, изумиться Божественной силе Всемогущего Господа нашего Иисуса Христа, исцелившего этих двух безумных людей, одержимых демонами до такой степени, что они лишились рассудка. Но, кроме того, действительные события и совершенные Господом чудеса, описанные в Евангелии, имеют такую силу, что прообразуют собой нашу внутреннюю жизнь, и мы безо всякой натяжки можем уподобить их тому, что происходит у нас в душе. Конечно, беснование и одержимость человека страстями – понятия разные, если рассматривать их в прямом значении. Страстность – это состояние, при котором те же самые демоны овладевают человеком при помощи своих внушений, входя в него не самим своим существом, как это бывает при бесновании, а своими действиями, непостижимыми для нас, но по их результату вполне очевидными. Демоны влияют на человека так, что делают его еще более невменяемым, чем даже при настоящем, действительном бесновании. Представим себе человека, опьяненного алкоголем, не владеющего собой, совершающего безумные поступки. Иногда в этом страшном состоянии, как известно, люди даже убивают своих близких, а потом, придя в себя, ужасаются от того, что они совершили. То же самое происходит с человеком под действием любой другой страсти. Иногда опьянение страстью, грехом длится не несколько часов или день, как это бывает с тем, кто находится под сильным действием алкоголя, но многие дни, месяцы и годы, и человек совершенно не понимает, что он делает. Здесь нет преувеличения. Сребролюбивый готов по страсти, ради наживы, даже пойти на убийство, что мы сейчас, к сожалению и ужасу своему, часто видим. Развращенный человек не останавливается ни перед чем и, как безумный, ищет возможности бесконечно удовлетворять свое сладострастие, хотя сама плоть его уже не выдерживает такого образа жизни. Можно было бы привести, наверное, бесчисленное множество примеров того, как люди под действием страстей ведут себя еще более безумно, чем настоящие бесноватые.

Мы можем смело провести аналогию и увидеть в двух евангельских бесноватых самих себя: мы подобно им не владеем собой, страсти делают нас такими свирепыми, что порой с нами и общаться никто не хочет и даже близкие нас избегают. Не буду говорить о людях, в которых какая-нибудь страсть действует особенно сильно, а приведу обыкновенный пример. Мы знаем, что у наших близких друзей, c которыми мы постоянно общаемся, есть какие-либо слабости. Допустим, один из них не терпит никакого прекословия, когда разговор заходит на определенную тему. Ради дружбы мы стараемся избегать этой темы, и если нечаянно коснемся ее, то сразу умолкаем, снисходя к своему другу желая избежать ссоры. Именно это можно сравнить с тем состоянием, которое описано в сегодняшнем Евангельском чтении. Когда Господь наш Иисус Христос «прибыл на другой берег в страну Гергесинскую, Его встретили два бесноватые, вышедшие из гробов, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путем» (ст. 28). Эта самая «свирепость», или, как сказано по-славянски, «лютость», и заставляет нас обходить острые углы в общении друг с другом. Наши друзья, хотя мы этого и не замечаем, также проявляют снисходительность к нам, избегают общения с нами, когда, может быть и не понимая нашего состояния и не умея объяснить его, по опыту чувствуют, что с нами что-то происходит, и стараются не задевать там, где проявляются какие-то наши страсти, доставляющие и им неприятности. Вот это и есть внутренняя свирепость каждого страстного человека.

О бесноватых сказано, что они вышли из гробов, по-славянски «от гроб исходяща». Это также можно отнести к нашему душевному состоянию, ибо мы, одержимые страстями и от действия их как бы бесноватые, живем в неком духовном омертвении, словно в гробовых пещерах. Мы как мертвые, потому что в нас нет ничего живого, духовного, у нас нет никаких добродетелей, мы пустые и постоянно испытываем в душе своей сухость. «И вот, они закричали: что тебе до нас, Иисус, Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас» (ст. 29). Так и мы чувствуем, что с нами происходит нечто странное, когда люди, которым мы вверили себя для спасения своей души, понуждают нас к жизни по Евангелию либо мы сами понуждаем себя бороться со страстями, отсекать греховные помыслы и таким образом исполнять заповеди. От этого, казалось бы, благого дела, понуждения себя к жизни по Евангелию, от приближения к нам Господа Иисуса Христа, Сына Божиего в Его заповедях, мы испытываем мучение. Нашу душу, а иногда даже и плоть, охватывает невыносимая мука, и хотя мы не смеем сами сказать так, но чувства наши говорят: «Пришел Ты сюда прежде времени мучить нас». Понуждение себя к жизни по Евангелию или исполнение той или иной евангельской добродетели кажется нам преждевременным, мучительным и ненужным. Но на самом деле из дальнейшего евангельского повествования мы можем понять, что это не мы сами кричим и возмущаемся тем, что нас как будто истязают понуждением к исполнению Евангелия, а вопиют наши страсти, которые не терпят приближения Спасителя. Они стараются скрыться и обманывают нас самих таким образом, чтобы мы подумали, что все это не есть действие бесовское в нас, но так ведет себя само наше естество, мы сами, иначе говоря, наша сущность, личность противится и мучается от приближения к нам благодати Божией в учении Христовом, в учении евангельском. Когда мучение становится для нас невыносимым, мы желаем, чтобы нас освободили от этого бремени, чтобы нам позволили вести образ жизни свободный, животный. Я сказал так потому, что любые страсти, даже гордость, как говорят отцы, есть страсти плотские, дух же по природе своей подобен Богу. Когда человек увлекается жизнью телесной, плотской, тогда в нем возникают все страсти. Вот почему и гордость можно совершенно справедливо назвать страстью плотской. Когда мы ищем «свободы», мы тоже уподобляемся евангельским бесноватым и находящимся в них демонам.

«Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней» (ст. 30–31). Когда мы чувствуем, что не можем вести строгий, евангельский образ жизни, что это для нас мучительно трудно, невыносимо тяжело, то мы хотим «свободы», хотим, как сказано здесь в Евангелии, свинской жизни, но это невозможно, потому что за обретением этой как будто бы свободы следует наша гибель. «И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, всё стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде» (ст. 32). Тому, кто по немощи своей вел когда-то греховный образ жизни, но потом пришел ко Христу, все прощается. Но тот, кто, уже придя ко Христу, отвращается от Него и ищет скотской свободы, безусловно, погибнет, подобно этому стаду свиней. «Пастухи же побежали и, придя в город, рассказали обо всем, и о том, что было с бесноватыми. И вот, весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их» (ст. 33–34). Здесь мы видим уже не приточный, а действительный пример того, как люди, одержимые страстями, повели себя еще хуже, чем бесноватые. Даже демоны из уст бесноватых просили только о том, чтобы им позволили войти в стадо свиное, а эти люди дерзают просить Спасителя уйти от них. В изложении евангелиста Матфея опущен один момент, о котором упоминают другие евангелисты. Из их повествований известно, что люди, увидевшие бесноватых исцеленными, весьма удивлялись, потому что те, которые только что кричали: «Зачем Ты прежде времени пришел мучить нас?», – теперь сидели у Его ног и не хотели с Ним разлучиться. Только по Его приказанию они пошли в город и стали проповедовать о сотворенном с ними чуде, о милости Божией, чтобы учение Господа Иисуса Христа и слава Его распространялись и там, несмотря на упрямство и противление жителей.

Два человека стали учениками Спасителя, а весь город воспротивился, можно сказать, возненавидел Господа и пожелал Его удаления.

Поэтому мы, когда в нас происходит внутренняя борьба, не должны смотреть на большинство, не должны оглядываться на всех. Заблуждающихся людей так много, что можно считать, что это почти все люди. Недаром и святые отцы, и само Евангелие противопоставляют истинно верующим весь мир, то есть совокупность всех людей, – вот как много заблуждающихся. О спасающихся же Господь говорит: «Не бойся, малое стадо!» (Лк. 12, 32). Итак, мы не должны следовать за всеми, не должны думать, что, живя как все, мы можем спастись, потому что мир, пусть не так явно и откровенно, как гадаринские жители, но, тем не менее, изгоняет Господа Иисуса Христа, не желая слышать Его проповеди, не желая исцелиться и очиститься, желая спокойно пребывать в своем греховном состоянии. Противопоставление, сделанное в Евангелии, весьма характерно и для нашей жизни. Это противопоставление немногих исцеленных и очень многих, либо совершенно и откровенно не желающих принять учение Спасителя, то есть неверующих, либо верующих формально, но не имеющих желания жить по Евангелию. И мы, находясь в меньшинстве, не должны удивляться и смущаться тем, что раньше, когда мы были как все, нам было покойно и хорошо, нас не бороли страсти, не изнуряли всевозможные скорби и искушения, потому что, пребывая с Господом, несмотря на мучения, которые доставляет нам понуждение себя к христоподобной жизни, мы имеем надежду на исцеление и обязательно исцелимся, если претерпим до конца. Если мы уйдем от Спасителя, ища скотоподобной свободы, то погибнем в море греха, подобно тем свиньям; если изберем как будто бы приличный и обыкновенный образ жизни, то, несмотря на внешнее спокойствие и благообразность, удалим себя от Иисуса Христа и спасение наше станет почти невозможным.

Конечно, в Евангелии описаны действительные события, и уподобление их нашей внутренней, нравственной жизни нисколько не должно умалять силу и значение прямого, буквального смысла повествования Евангелия. Наоборот, нам нужно, взирая на это чудо исцеления двух бесноватых, понимать и помнить, что Господь наш Иисус Христос, Всемогущий Господь, исцеливший двух бесноватых, живших в гробах, таких лютых, что никто не мог пройти тем путем, может и нас исцелить, – какими бы мы ни были страстными, какими бы мы ни были погибшими и каким бы затруднительным ни казалось нам наше душевное очищение. Но для этого нам нужно прибегнуть к Господу, подобно евангельским бесноватым, и не отходить от Него, несмотря на мучительную борьбу, тогда Господь сотворит с нами подобное чудо и хотя не в одно мгновение, но все же очистит и освободит нас от действия страстей, которые, по учению святых отцов, суть демоны. Очищенные и свободные, мы будем готовы к истинному служению Богу и радостному, сопровождаемому надеждой, переходу в вечную жизнь.

23 июля 2000 года

Вперед..»