Вход Господень в Иерусалим. Вербное воскресенье.

Послание учеников за осленком и ослицей.

Самый Вход Господень совершен был необычайно торжественно и соглас­но предварительному решению Спасителя. Утром этого дня (то есть Вербного воскресенья), приблизившись к горе Елеонской, Иисус Хри­стос повелевает двум ученикам Своим идти в ближайшее селение и привести оттуда ослицу привязанную и молодого осла с нею (Мф. 21: 2-4). Но владе­лец животных, совершенно покорный велению Господа, беспрекословно дозволяет ученикам исполнить волю Его. Такое же покорное служение Господу изъявили и сами бессловесные животные, на которого никто из людей не садился (Мк. 11:2).

Царское приветствие народа.

Далее добро­вольное и царственное шествие Господа представляется в полном царском величии. Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с деревьев и постилали по дороге (Мф. 21: 8-9).

До Иерусалима уже долетела молва о намерении Христа всту­пить в святой город, и толпы галилейских поклонников, расположившихся около города, с понятным чувством радости и самодовольства устремились на гору встречать Его, для чего по пути срезывали молодые, только что распускавшиеся ветви пальм и других придорожных деревьев, чтобы оказать Ему осо­бенный почет. Ученики, возбужденные этим обстоятельством, постилали свои плащи и покрыли ими осленка, на которого возишь их учитель, а народ стал постилать путь ветвями, как это было в обычай на востоке. Так никогда иудеи постилали смоковничными и пальмовыми ветвями путь Мардохею, когда он ехал из царского дворца, и персидское войско так же выражало свой восторг Ксерксу перед переправой чрез Геллеспонт. И вот шествие двинулось. Чрез гору Елеонскую в Иерусалим вели три дороги, но так как две из них не более как тропинки, то Спаситель избрал самый торный большой путь—именно южный, который и теперь считается лучшим. И лишь только двинулось шествие, как неудержимый восторг охватил и учеников, и всю окружавшую толпу народа. В порыве восторженной радости за своего Учителя апостолы воскликнули: «Осанна Сыну Давидову! Благословен грядущий во имя Господне! Осанна в вышних»! Народ подхватил этот радостный клик, и в толпе разносилась молва о том, как Он воскресил Лазаря из мертвых. Дорога тут постепенно поднимается на гору Елеонскую, по зеленым полям и под тенистыми дере­вьями, и на вершине ее круто поворачивает к северу. На этом-то именно по­вороте впервые открывается видь на Иерусалим, который дотоле скрывается за поворотом горы. Там в прозрачном воздухе, поднимаясь из окружающей глу­бокой долины, стоял пред Ним знаменитый историческими воспоминаниями город, и утреннее солнце, сверкавшее на мраморных башнях и золоченых кровлях храмовых зданий, отражалось в море ослепительного блеска, пред которым зритель должен был закрывать глаза. Этот вид на знаменитый город действительно поражал своим великолепием, и многие иудейские и языческие путешественники останавливали здесь своих коней и с восторгом немого изумления глядели на это дивное зрелище. Иерусалим в то время, окаймленный целым рядом гордых башен, считался одним из чудес света и представлял великолепное зрелище, о котором теперешний Иерусалим не может дать и приблизительного понятия. И вот этот город во всем своем величии открылся пред взором Христа, его истиннаго Царя!

Причина плача Спасителя.

Всякого другого это величественное зрелище могло привести в восторг; но истинный Царь смотрел не на внешний блеск города, а на внутреннее достоинство его жителей, и пред Его взорами открылась такая страшная бездна неверия и порока, уже назревших для совершения величайшего и гнуснейшего преступления на земле, что этот великолепный вид поразил бесконечно сострадательное сердце Христа невыносимою болью. Весь позор издевательства и вся нестерпимая боль Его страданий спустя пять дней бессильны были исторгнуть хоть один стон из Его груди или вызвать хоть одну слезинку на Его истомленные веки; здесь же Его внутренняя скорбь пересилила Его человеческий дух. Господь, смотря на него, Сам заплакал о нем и сказал: «О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что не узнал времени посещения твоего» (Лк. 19:42:44). Это был последний призыв со стороны Мессии преступному городу, избивавшему пророков, к покаянию; но так как он не внял и этому призыву, то должен был понести предсказанную ему участь. И действительно сорок лет спустя пророчество Христа исполнилось во всей его точности.

Изгнание торгующих из Иерусалимского храма.

Торжественно вступив в Иеруса­лим, Господь входит затем в Иерусалимский храм и здесь являет Свою царскую власть: повелевает разойтись продающим и покупающим, и те, по воле Его, тотчас же безропотно удаляются из храма.

Исцеление слепых и хромы в храме.

Цар­ский Вход Спасителя запечатлевается всемогущей Его властью над законами природы: приступили к Нему в храме слепые и хромые, и Он исцелил их (Мф. 21:14).

Так все повиновалось и служило Иисусу Хри­сту при последнем Его Входе в Иерусалим, как своему Творцу, Гос­поду и Царю.

Значение кротости Царского Входа Спасителя.

Но Царский Вход Иисуса Христа был вместе с тем и кротким. Се, Царь идет к тебе кроткий (Мф. 21: 5). Ничто не отличает Его от народа, путешествующего в Иерусалим, кроме Того, что Он благово­лил воссесть на осля и жребя, покрытого бедными одеждами учени­ков. Но се, точно, Царь твой грядет. Ибо весь народ, Его сопровож­дающий, исполнясь чувством благоговения к Нему, вдруг единодуш­но изъявляет Ему почести, достойные Царя. Се, Царь твой — но Он идет не с тем, чтобы воцариться на престоле земном и земными же благами обогатить народ — се, Царь твой грядет тебе... кроток... и спасаяй (Зах. 9: 9), то есть идет, неся спасение вечное, если примешь Его с верою. Сей кроткий Царь готов принять и Иерусалим, и всех чад Его под Свое Отеческое покровительство, и всем Иудеям, и всем на­родам всей вселенной даровать мир истинный: видев град, Он заплакал о нем, и сказал: о если бы и ты хотя в сей день твой узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих (Лк. 19: 41-42).

Негодование книжников и фарисеев.

Одни лишь книжники среди общего торжества Сына Давидова, видя Его Божественные чудеса, вознегодовали (Мф. 21: 15), весь мир идет за ним (Ин. 12: 19). Для ослепленных завистью и злобой книжников и старейшин народа Иудейского торжественный и кроткий Вход Спасителя в Иеру­салим явился лишь новым побуждением ускорить погубление Мес­сии. Негодуя на Него за чудеса Его и за то, что отроки возглашали Ему: осанна Сыну Давидову, фарисеи говорили: видите... се, мир за Ним идет (Ин. 12: 19). И скоро, через пять только дней, после кри­ков народа Спасителю: осанна, тот же самый народ начал кричать с неистовством: распни Его (Мк. 15: 13).