Публикации

Нужна, или не нужна Миссионерская литургия?

Нужна, или не нужна Миссионерская литургия?
Дата:
24.08.2013

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Попытка объяснить

Сложный вопрос. Вот и первая Миссионерская литургия, проведенная в Свято-Вознесенском соборе г. Набережные Челны повлекла за собой дискуссию о необходимости такой формы миссионерской деятельности. Мнения разделились, есть как сторонники совершения такой Литургии, так и противники. Попробуем без эмоций разобраться, для чего, и не в последнюю очередь, для кого такая Литургия проводится.

В качестве основного отрицательного довода против проведения миссионерской литургии, приведу обширную цитату, принадлежащую перу Николая Каверниа, в которой, как мне думается, собраны все аргументы противников проведения такого богослужения:

«Такие «Миссионерские литургии» с непременными многочисленными остановками богослужения для «миссионерских комментариев» являются настоящей профанацией православного богослужения. Это — какая-то «игра в литургию»: «а сейчас, братья и сёстры, я буду делать то-то и то-то...». Непонятно, почему пояснения «происходящих священнодействий и исполняемых молитвословий», так называемые «комментарии», нельзя провести во внебогослужебное время, не нарушая молитвенного строя Литургии и её сакрально-мистической целостности? Какой смысл в подобных объяснениях именно на Литургии, а не на специальных огласительных беседах, с использованием видеоматериалов, например? Однако Миссионерский отдел настойчиво рекомендует другим епархиям проведение подобных «Миссионерских литургий», которые представляют собой самое настоящее глумление над православным богослужением. По этому поводу вспомнились мне слова протоиерея Александра Шаргунова из миссионерского журнала «Благодатный Огонь»:

«Совершаются и так называемые «Миссионерские литургии». Характерно, что в практику вводятся объяснения по ходу службы. Это профанация таинственной жизни Церкви, глубокое непонимание природы молитвы. Как будто нельзя заранее раздать желающим тексты с этими объяснениями. Научатся ли переступающие порог храма самому главному — благоговейному, со страхом Божиим вхождению в Церковь, истинной вере — вследствие такого «миссионерства»? Если собравшиеся в храме нуждаются в объяснениях лектора и экскурсовода, готовы ли они к молитве? И самое главное: не будут ли подобные «миссионерские» комментарии мешать молиться постоянным прихожанам храма?»

Сразу скажу, что в церковь приходят люди разные. С разным восприятием жизни и видением веры. С разным жизненным опытом и духовным уровнем. Но, и кладовые Церкви тоже полны, и эти кладовые весьма разнообразны. Но не все добро для всех, и тем более не все для всех сразу. Если кто-то знает службу и хорошо в ней ориентируется, а тем более любит ее, так что окунается в нее, как рыба в воду, тому, конечно, станут мешать или покажутся раздражительными частые перерывы и объяснительные речи. Хотя и такой человек обязательно почерпнет нечто новое, либо по-новому ощутит давно известное. Но, Миссионерская литургия не является обязательным пунктом программы, поэтому, если такое богослужение кому-то не нравится, то на него лучше не ходить. Благо они у нас служатся редко и далеко не везде. Поэтому нельзя под одну гребенку ровнять всех по себе. Слава Богу, если человек не нуждается в такой Литургии, но практика показывает, что простому христианину такие службы могут быть полезными.

Во-первых, совершение такой Литургии важно для преодоления разобщения нашей молитвы, когда во время службы священник читает положенные молитвы на солее, параллельно молитвам священника дьякон возглашает свои прошения, хор поет положенные песнопения, а в самом храме миряне творят свои «тайные» молитвы, только иногда включаясь в общее пение на «Символ Веры» и «Отче наш».

Во-вторых, уровень духовного образования наших прихожан остается достаточно невысоким, слабое восприятие Евхаристии как Жертвы Христовой, непонимание церковно-славянских текстов и незнание Священного Писания не позволяет полноценно понимать происходящее на службе.

Естественно, что такое положение вещей связано с отсутствием системы оглашения в период массового прихода крещаемых в середине 90-х годов прошлого столетия. Сейчас ситуация меняется, но не так быстро, как бы хотелось. Хотя в нашем соборе уже дано проводятся огласительные беседы для крещаемых и работает Школа катехизаторов — духовное учебное заведение, где есть курс изучения Православного богослужения. В рамках учебного курса используются как текстовые, так и видеоматериалы. Но дело в том, что не все люди готовы учиться, а Миссионерская литургия является своеобразным стимулом для того, чтобы человек начал разбираться в вопросах своей веры и молитвы.

В-третьих, миссионерские отступления или словесные вставки в ткань Литургии являются в данном случае сродни проповеди. И проповедей, оказывается, на службе может быть много. Проповедь укоренена в православном богослужении и священник должен обязательно проповедовать за каждым богослужением. Более того, сейчас незаслуженно забыто то, что в службах должны присутствовать уставные чтения, то есть Типикон прямо предписывает прерывать богослужение для проповеди и назидания молящимся.

Критиковать можно в конструктивном ключе само исполнение и воплощение идеи. Скажем, характер Литургии у нас возвышенный, радостный и хвалебно-благодарственный. Соответственно, краткие поясняющие речи и поучения, должны по духу и тону соответствовать ходу самой службы. Если слово будет вялым, или затянутым, если оно будет звучать так, «как мокрое горит», то это будет только мучить сердце молящихся людей и сбивать их. Сердце будет вынуждено то взлетать, то падать, как на «американских горках», и, измучившись в конец от такого миссионерства, человек признает саму идею в целом неуспешною. То есть дело тут — за качеством поучения, за солью и уместностью слов, вернее — глаголов, благовествуемых силою многою. Если есть священник, который может и хочет совершать подобное служение, готовиться к нему, то дело будет, и плоды будут. 

Литургия с переводом

И именно такие проповеди помогут новоначальным самому главному — благоговейному, со страхом Божиим вхождению в Церковь, истинной вере и истиной молитве. «Но как призывать Того, в Кого не уверовали? Как веровать в Того, о Ком не слыхали? Как слышать без проповедующего?» (Рим. 10, 14) — пишет апостол Павел в своем послании к Римлянам. И дело-то все в том, что зело согрешают те, кто считает словесный труд и подобные усилия чем-то очень незначительным. Слово ведь — семя, а сеятель — Сын Человеческий, а поле — мир. Откуда взяться в мире сынам Царства, если мы сеянием пренебрегаем? Иного способа созидать и приращивать Церковь Господь нам не оставил. Поэтому говорить надо. И даже те, кто считает подобную проповедь несвоевременной, могут вспомнить апостола Павла, писавшего Тимофею: «Проповедуй слово, настой во время и не во время» (2 Тим. 4, 2).

Отсутствие Миссионерской литургии в церковном Предании — недостаточная причина, чтобы ее отвергать. Предание — это не прошлое. Это самосознание Церкви сейчас, которое передаётся ей не как инертное сокровище, а как динамическая внутренняя жизнь. Следовательно, решение сегодняшних пастырско-литургических проблем должно зависеть от сегодняшних нужд, вне зависимости от того, делали ли это христиане в прошлом. Устав Богослужения не ограничивает появление новых богослужебных последований.

Конечно, рано судить о результатах проведения миссионерского богослужения, но отклики о прошедшем богослужении, собранные автором, говорят о том, что у людей исчезли формализм и молитвенная скука, появился интерес к православном у богослужению, желание Причащаться Христовых Тайн. А те люди, которые по ряду причин не смогли прийти на данную Литургию, спрашивают, когда подобное богослужение пройдет еще раз.

Подготовил протодиакон Дмитрий ПОЛОВНИКОВ

 

Теги: Миссионерская литургияЕвхаристия

Все новости раздела