Публикации

О вдохновении, творчестве, и планах на будущее

О вдохновении, творчестве, и планах на будущее
Дата:
31.05.2013

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Книги этой писательницы распространены далеко за пределами ее родного города — Боровичи, расположенного недалеко от Великого Новгорода. На прилавках церковных лавок без труда можно найти ее произведения, пользующиеся большой популярностью у самых разных людей — молодых и зрелых, мужчин и женщин самых разных профессий. Имя писательницы — Светлана Егорова-Фандалюк.

Каждый читатель после того, как закрыта последняя страница книги, наверно, задавался вопросом истории написания этой повести, а иногда возникал интерес — что за человек этот писатель? Чем он живет, что любит, чем занимается? Ответы на некоторые эти вопросы согласилась дать Светлана Егорова-Фандалюк — жена, мать двоих детей, учитель английского языка, корреспондент местной газеты и православный писатель.

— Первым моим серьёзным произведением стала повесть «По образу и подобию», история создания которой весьма интересна. Здесь я должна сделать небольшое «лирическое» отступление, — рассказывает автор. — Это был 2006 год. Мой супруг сверстал на компьютере и распечатал небольшую книжечку моих юмористических рассказов — так сказать, на долгую память детям и будущим внукам. Книжечку эту, тоже ради интереса, мы дали почитать нашему знакомому священнику, о. Игорю Грибову, который и по сей день служит в храме Святых первоверховных апостолов Петра и Павла города Валдая, что на Новгородчине. Отец Игорь почитал рассказы и вынес моему мужу вердикт, заключавшийся в том, что «Светины истории всегда заканчиваются очень неожиданно, поэтому ей надо написать роман, а идея уже есть». Кстати, буквально за день до того, как муж сообщил, что у нашего батюшки есть идея для романа, я с твёрдой уверенностью заявила, что никогда не сяду за написание объемного произведения по одной очень уважительной причине — мне просто лень. Однако отец Игорь так загорелся мыслью сделать меня проводником своих творческих планов, что такие мелочи, как неусидчивость и нехватка терпения у потенциального автора, его уже мало волновали. И вот у нас состоялся разговор. Отец Игорь предложил мне написать книгу на тему суррогатного материнства. В то время об этом явлении мало где упоминалось, тем более, в художественной литературе. Правда, я видела парочку фильмов, где данная проблема обозначалась, но скорее, для придания пикантности сюжету — и всё. Батюшка сказал, что главными героями должна стать семейная пара (ну, это само собой), и повествование должно протекать не линейно, а «вот так вот нестандартно, чтобы было интересно!».

Вдохновившись этим «исчерпывающим» объяснением, я приступила к написанию книги. Именно к написанию, потому что повесть «По образу и подобию» — первое и пока единственное из моих произведений изначально полностью написанное от руки на бумаге, а уж потом набранное в текстовом редакторе на компьютере. Никакого конкретного плана у меня не было. Я писала первую главу, совершенно не представляя, о чём пойдёт речь в следующей. И только по окончании работы над текущей главой, появлялись мысли, что делать дальше. Это тем более удивительно, поскольку, если Вы читали «По образу…», то знаете, что повествование отличается рваным сюжетом. А создать такой сюжет без предварительного плана, вообще-то, сложно. Не впасть бы в прелесть, но у меня тогда складывалось ощущение, что готовая история витает где-то рядом и открывается мне частями. Уж не знаю, какой тут нужно ставить диагноз, но каждую часть я предварительно «просматривала» мысленно, как кино. Так что, мне самой было интересно, что там будет в «следующей серии», поэтому каждый день старалась записывать хотя бы несколько строк.

Отец Игорь живо интересовался, как движется работа над книгой, и с удовольствием пояснял какие-то моменты, связанные с духовной стороной суррогатного материнства. Как вы можете догадаться, часто его рассуждения я вкладывала в уста одного из героев повести — также священника.

Написание книги заняло год. Теперь оставалось самое, на мой взгляд, простое — набрать весь текст на компьютере. Да не тут-то было! У нас вдруг стали один за другим ломаться компьютеры. С того момента, как я начала набирать текст, и до того, как поставила последнюю точку, их сломалось 4 штуки. Доходило до смешного (правда, это сейчас забавно вспомнить, а тогда пришлось изрядно понервничать), я печатала одно-два предложения, скорее сохраняла их на дискету, так как знала, что через несколько секунд наша техника «полетит», экран погаснет, и мужу придётся минут сорок что-то там ремонтировать, чтобы у меня снова появилась возможность поработать минуты две. Как бы там ни было, работа над книгой завершилась. Отец Игорь прочитал, наверное, пару абзацев первой главы, сказал, что это именно то, что он и «имел в виду», и стал искать издателя. Найти издателя оказалось еще сложнее, чем написать повесть. Батюшка обратился к своему знакомому, в ту бытность — редактору одного московского литературного журнала. Редактор ознакомился с черновиком произведения, высказал свои похвалы, удивился, «как такое можно было написать, живя в провинции» и… отказал в помощи. В общем, когда стало ясно, что ловить нам на этом поприще нечего, повесть «По образу и подобию» благополучно отправилась в стол на три года.

Через три года, будучи уже зарегистрированной в одной из социальных сетей, я получаю письмо от женщины, которая сообщает, что её муж является сотрудником московского православного издательства и получил от руководства задание найти молодых талантливых авторов и всё такое прочее. Откуда этой женщине стало обо мне известно? В той же соцсети в одной из «мамских» групп в теме «Кто чем занимается в свободное время» я написала, что вышиваю крестиком и пишу книги. Этот случайный комментарий, прочитанный моей новой знакомой, и послужил поводом для начала сотрудничества с издательством. Эта работа, длившаяся в течение двух лет, оставила у меня самые тёплые воспоминания. Пусть это прозвучит банально, но пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех сотрудников издательства, кто тратил на меня своё время. Низкий поклон художнику С.Ю. Губину, занимавшемуся оформлением обложек для двух моих книг. После выхода в свет первой повести и впоследствии я стала получать по интернету отзывы от читателей. Помимо прочего, многие из них интересовались, когда появятся следующие произведения. На рецензии в издательстве уже лежала третья моя книга, как вдруг… (и нарочно такое не придумаешь!) заведующим редакцией назначают того самого знакомого нашего батюшки, бывшего редактора литературного журнала, который несколько лет назад отказался нам помочь в издании «По образу и подобию». И на сей раз господин завред остался верен своим принципам и отказал мне в дальнейшем сотрудничестве.

Вот такая интересная история получилась, растянувшаяся на годы. Чем не сюжет для отдельной книги? Предвидя встречный вопрос, сразу отвечу, что отношусь к произошедшему спокойно. Несмотря на наши человеческие усилия, Господь Сам всё устроил, когда пришло время — дал мне возможность общения с читателями. А также попустил такие события, которые лишили меня этой возможности. Когда будет нужно и если будет нужно, всё снова наладится.

— Почему Вы выбрали такую тяжёлую тему для своих книг — биоэтические проблемы?

— Я эту тему тяжёлой не считаю. Она в современных условиях, скорее, неудобна. Понимаете, какой парадокс получается: люди, творящие зло, во всеуслышание заявляют о своём праве на свободу выбора и свободу убеждений. Но только ты попытаешься назвать вещи своими именами, то есть зло — злом, как те же самые люди с пеной у рта доказывают, что вот ты-то как раз на это прав и не имеешь. По поводу повести «Входите», которая посвящена теме абортов, хотелось бы вот что пояснить. Если в случае с первой книгой о суррогатном материнстве — тема была достаточно редкая, то про аборты много чего уже было и будет написано. Я перед собой ставила цель не переходить на сторону тех, кто осуждает женщин, совершивших аборт, и закидывает их камнями, подчёркивая тем самым собственную «святость». Но также я не собиралась оправдывать и, уж тем более, одобрять это явление. Сочувствие и надежда — вот как можно было бы определить мою авторскую позицию. Думаю, цели я достигла, потому как корректор издательства, прочитав повесть, сказала о ней, что произведение совершенно отличается от схожих по тематике. Ведь обычно, если пишут об абортах, то либо это сплошная «кровища-трупы-расчленёнка», либо «цветочки-ангелочки-розовые…». И первое, и второе уже раздражает и просто не воздействует на таких женщин. Никто не хочет замечать этого, но даже самые циничные с виду мучаются от последствий своей ошибки, а мы их еще и добиваем по доброте своей душевной. А вообще, по-моему, очень много событий должно произойти в жизни человека, чтобы он внезапно поменял своё мнение. Если книга заставит задуматься над чем-то — это уже хорошо.

— Какие еще вопросы Вы затрагиваете в своих книгах? Или Вы планируете писать только об биоэтических проблемах?

— Нет, как раз моя третья книга, которая так и не была издана, является сборником рассказов о подростках и для подростков. Только без всякой там «жести» и пошлостей. Я этого очень не люблю. Но тему одного рассказа из сборника всё же можно отнести к биоэтическим: там речь идёт о подростковой беременности. Акцент делается на взаимоотношениях матери, чья дочь забеременела, и самой девочки-подростка. Это, пожалуй, мой самый любимый рассказ из всех, так как финал его уж очень неожиданный.

— Благодарим Вас за то, что уделили время и ответили на вопросы! Творческих успехов!

Евгения БАЛЬСУНОВА

Теги: Светлана Егорова-ФандалюкФандалюк

Все новости раздела




 

 
 

 

  • Еще новости по теме:
  • Материалы партнеров