Публикации

Иерей Сергий Шкуро: Проблема в нашей пассивности

Иерей Сергий Шкуро: Проблема в нашей пассивности
Дата:
22.04.2013

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Ажиотаж вокруг ситуации, сложившейся на «православных» выставках-ярмарках показал, что происходящим обеспокоены не только отдельные активисты. Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви и общества констатировал, что эти мероприятия перестали отвечать своему названию. То есть, мы фактически получили типичный светский рынок с вывеской «Осторожно религия»! Деструктивные секты и промывание мозгов с целью личного обогащения. На фоне всего этого миниатюры с чудо-мёдом, благодатным маслицем и постной колбасой явно меркнут. Впрочем, сарказм тут неуместен. Да и история эта стара как мир. 

— К сожалению, не все участники выставок честны с посетителями. Есть явные злоупотребления. Эти манипуляции носят средневековый характер. Можно прочитать рассказы о том, как в средние века люди продавали просфоры, привезенные с Афона, торговали «перьями Архангела Михаила». В разных городах можно было приложиться к честной главе пророка Иоанна Крестителя (выходило будто бы у него было несколько голов). Так что еще в далеком прошлом были люди, которые морочили голову искренне верующим. Сейчас эта ситуация повторяется, — говорит клирик прихода Серафима Саровского г. Казани отец Сергий Шкуро.

Батюшка также отметил, что подобные выставки-ярмарки вносят значительный вклад в миссионерскую деятельность. На выставке можно приобрести эксклюзивные книги и фильмы на православную тематику, поучаствовать в творческих встречах с известными людьми, да и просто пообщаться друг с другом. Однако, плюсы не перекрывают минусы. И пока минусов и недостатков, а проще говоря, непорядка еще очень много, важно самим этот бардак не плодить и не поощрять. Важно научиться отличать правду ото лжи. В обучении нам помогает отец Сергий. В формате беседы он дает разъяснения по реальным ситуациям, которые возникали на «православных» выставках-ярмарках в Татарстане в течение года.

Данный материал создан не для того, чтобы кого-то обличать и разоблачать. Мы старались лишь предупредить и объяснить, и нам бы очень хотелось, чтобы люди были бдительны и не позволяли себя обманывать.

— На одной из выставок, проходивших в Казани, женщина, представлявшая якобы один из православных храмов предлагала посетителям выставки пожертвовать деньги на восстановление колокольни. Дело, в общем-то, благое, и весьма привычное, если учитывать в каком состоянии находятся многие сельские приходы. Но смутило то, что у этого пожертвования был весьма конкретный номинал. «Заплатите 250 рублей, и мы внесем вас в список благодетелей, за которых всю жизнь будет молиться братия этого храма». А тем, кого эта перспектива не убедила, предлагался более «сладкий» вариант. Так сказать, с пояснением. «Все люди вокруг вкладывают деньги в банки, покупают квартиры. Вы же, жертвуя деньги на храм, покупаете себе место в раю…». Это вообще как?

— Да, уж, весьма подозрительная альтернатива. Хотя и нельзя исключать возможность того, что эти люди просто не так выразились. В Писании есть моменты, из которых следует, что пожертвованные средства, равно как и добрые дела, не связанные с заинтересованностью в материальном благосостоянии, способствуют наследованию Вечной жизни. Может быть, эту параллель и имели в виду эти люди. Но уж со «слоганом» они явно прогадали. Да и даже если все списать на символизм, все равно, такое предложение звучит странно. Пожертвование не может обеспечить механический вход в Царствие Божие. А вот если это пожертвование будет отправной точкой на пути к покаянию, то будет толк. Пожертвование должно соприкасаться с реальными переменами в жизни, с изменением внутреннего состояния человека. Так что довольно странно уповать лишь на пожертвованные деньги, а самому при этом, оставаться прежним.

— Допустим, что человек жертвует деньги с искренним сердцем, не пытаясь выстроить с Богом товарно-денежные отношения (я на храм десятину отдал, Ты уж исполни просимое). Насколько в таком случае важно задаваться вопросом честности людей, которым ты стремился помочь? Люди видят табличку «на сиротский приют» или «на операцию ребенку» и отдают деньги, не задумываясь о возможном мошенничестве. Да и стоит ли задумываться? Ведь есть риск скатиться в крайность вечных подозрений и осуждений, а Бог, вроде как, «и намерение целует»?

— Я сам, если честно, не представляю, как в таких случаях можно что-то дифференцировать, как решить, кому помогать, а кому нет, кому можно доверять, а кому — не стоит. Я не в коем случае не говорю о том, что позволительно создавать и поощрять ситуацию попустительства. Проблема мошенничества есть. Известны случаи, когда люди создают фиктивные договора и выстраивают несуществующие ситуации, входят в доверие других людей и зарабатывают на этом. Это недопустимо, и бороться с этим, безусловно, нужно. Но, что касается людей, которые бывают обмануты, тут все очевидно. Если человек жертвовал деньги с искренним сердцем, с добрым намерением, его дар своего значения не утрачивает. 

— В этом же контексте можно вспомнить истории с поминальными записками. Говорят, некоторые записки с выставок вообще не доходят до батюшек. То есть священники просто не знают о заказанных требах, не знают о том, что кто-то на выставке обещает помолиться от их имени... Как с этим быть? Допустим, такие прецеденты реально были. Но Бог-то знает, что человек писал эту записку с верой и молитвой. Бог примет такую молитву?

— Конечно, Бог видит сердце человека. Вспомним евангельский эпизод про вдовицу. На две лепты, которые она пожертвовала, что можно было купить? Но в глазах Божьих она пожертвовала больше всех. Господь принял ее жертву, видя ее сердце. Человек, который свою жертву вкладывает в сокровище сердца своего, не останется без плода ни в сем веке, ни в будущем.

— Другая очень распространенная ситуация на выставках-ярмарках традиционно разворачивается вокруг икон. Практически в каждой торговой палатке выставляют свою, естественно очень древнюю и очень чудотворную икону, к которой просто нельзя не приложиться (добровольно-принудительное пожертвование неминуемо). Если честно, мне это кажется странным. Ведь, по сути, все эти иконы можно найти в любом храме города…

— «Нет пророка в отечестве своем…». Бывает, в близком окружении есть очень достойный человек, но люди его не ценят, так как к нему просто все привыкли. А вдруг появляется кто-то новый, не более достойный, и за ним уже готовы идти толпы. Также и здесь. Дело просто в ажиотаже. Но пути Господни неисповедимы. Бог может призвать человека в самых уникальных ситуациях. Может быть, этот человек всю жизнь жил рядом с храмом, где есть чудотворные иконы, а потом приложился к картинке и прозрел. Нельзя исключать чуда Божия. А знания, конечно, не сразу приходят. Сняли фильм про свт. Луку (Войно-Ясенецкого), и сразу вон какой интерес. Все иконы и книги в храмах разобрали. Раньше что ли не было книг о нем? Были книги, но востребованы они не были, потому что об этом святом никто не знал. И тут уже дело в нашей православной пассивности. А на выставках этих, как раз все разъясняют. Людям большего и не надо, им не надо хитро, не надо научно, им нужны простые вещи. У них душа на это отзывается, и они готовы потом сутками в очередях выстаивать. Так что они не только информацией насыщаются, но идут на определенный подвиг. Пусть маленький, но важный для каждого конкретного человека. Для него это может быть воспоминанием на всю жизнь. Возможно, именно через это кто-то придет в храм, начнет воцерковляться.

— Это бесспорно. Но ведь и обратный эффект может быть. Расклад из серии «приложись к святыне — положи деньги в ящик» кого-то может от Церкви отдалить. Люди-то ведь продолжают думать, что раз выставка православная, значит, она организована при непосредственном участии Русской Православной Церкви. Очередь к мощам святых на выставках обычно проходит через торговые ряды. И тут уж со всех сторон призывы с явным укором — из серии «как вам не стыдно не приложиться к иконе средних веков или к Кресту, освященному у Гроба Господня» (реальные случаи с последней выставки). Народ у нас все эти укоры терпеливо выслушивает или же вытаскивает купюры из кошелька только чтобы этого не слышать…

— С этим вообще сложно что-либо сделать. У наших людей чувство вины и неполноценности развито настолько сильно, что желающим заработать, и стараться то особо не приходится. Часто человек, даже принимая единственно верное решение, не может расстаться с комплексом вины и с чувством осадка. Важно понимать, что это чувство ложное, что не надо идти у него на поводу. Но люди идут. Заказывают сорокоусты «батюшке-чудотворцу», молебны от порчи и сглаза...

— Да уж, требы там на любой вкус. Спрос рождает предложение. И было бы очень смешно, если бы не было так грустно. Народ у нас очень доверчивый. А при виде подрясника или священнического креста уровень доверия просто зашкаливает. Есть подозрения, что на выставке под видом батюшек могут быть «ряженые» миряне. Сшить подрясник и купить священнический крест, думаю, не особо сложно. Эти люди мигом введут народ в заблуждение. Как-то можно этому противостоять? Я понимаю, что вопросы легальности всего этого маскарада должны решаться на более высоком уровне. Но что можем сделать мы? Может быть, местного адекватного священника попросить поучаствовать в выставке, чтобы настоящий батюшка разъяснил людям «не в теме» ряд моментов? Так сказать, голос в противовес «ряженым»…

— Я могу согласиться, что на ярмарке могут работать люди, которые выдают себя за священников. Но нельзя исключать и обычную неграмотность. Ее много и в церковной среде. У нас в Православии нет идеи доктринальности, и надо уметь отличать догматическую истину от частного мнения. Надо заранее объяснять людям Церкви эти нюансы. Будет больше сознательных людей — будет меньше обманутых. Если мирянин видит явное нарушение церковных норм, явное злоупотребление, он может вмешаться. Диспут устраивать можно, а вот создавать конфликтную ситуацию — нет. Потому что реально проблему не сможет решить ни мирянин, ни отдельный «адекватный священник». Альтернативу создавать бессмысленно, мы лишь получим раскол в сознании. Вот представь, два человека в рясе будут говорить противоположное, но при этом они оба могут быть очень убедительны. Так что нам надо думать не о том, как вытаскивать людей из ловушек мошенников, а о том, как дать людям возможность не попадать в эти ловушки. Ответ заключается в контроле. Все участники выставки должны иметь соответствующие документы. Нужно проверять их документы и грамоты, которые дают им право обращаться к людям. Конечно, документы можно подделать, но сейчас это все легко проверяется. Так что при желании можно проверить имеет ли право тот или иной человек представлять свою епархию. Если этого контроля не будет, то всегда будет бардак. И в этом мы сами виноваты. Все дело в нашей пассивности. У нас есть осмысленность, есть полнота Истины, но при этом отсутствует адекватная организация. Мы недостаточно хорошо работаем с людьми, даже с теми, кто уже в Церкви. Если уж мы своим прихожанам до сих пор не смогли объяснить ряда простых моментов, то что уж говорить о невоцерковленных людях.

— Отец Сергий, в конце нашей беседы предлагаю вам объяснить нашим прихожанам, почему не стоит нести в храм свечки, купленные «оптом» на ярмарке. Почему эти свечи подходят только для домашнего использования?

— Свеча, приобретаемая в храме, является выражением жертвы. В Ветхом Завете это могли быть заколотые животные, хлебы или какие-то иные виды пожертвований. Но важно понимать, что «жертва Богу — дух сокрушен», а свеча лишь адекватно выражает молитвенное состояние человека. Люди же часто воспринимают свечу не как смысл выражения своего духовного состояния, а как прямую жертву в обмен на исполнение просимого. Некоторые приходят в храм не помолиться, а именно поставить свечу. Они даже не знают, зачем они это делают. Просто традиция такая. А если бы эта свеча являлась для человека выражением молитвы, он бы приобретал свечу только в храме. Ведь храм предоставляет человеку возможность соборной молитвы.

Беседовала Татьяна БОРОВСКАЯ

Теги: Православные выставкивыставка-ярмаркасекта Бога Кузи

Все новости раздела