Публикации

Древнерусские традиции. Насколько они бывают безобиды?

Древнерусские традиции. Насколько они бывают безобиды?
Дата:
12.12.2022
Все публикации автора
Автор:
Сергей Железняк

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Несколько лет назад в нашем городе появился спортивно-оздоровительный клуб «Стожары» с параллельным названием центр воинского искусства «Кречет». Вскоре в парке у набережной начались несколько странные состязания, а по факту — кулачные бои. Как оказалось, эти бои организовывает руководитель вышеупомянутого клуба-центра Андрей Андреевич Варфоломей (Стрепет). Стрепет — это нечто вроде литературного псевдонима.

Насколько безопасны проводимые занятия, насколько безобидны взгляды, проповедуемые новым для челнинцев «гуру»?

Как оказалось, Андрей Варфоломей — «мастер русского воинского искусства, психолог и писатель». Три в одном флаконе! Прямо загляденье! Или, есть все же повод насторожиться?

Не принадлежа к доверчивым людям, я решил самостоятельно покопаться в источниках, в первую очередь — в книге А. Стрепета «Русское воинское искусство «Кречет» — путь самопознания: Начала», предоставленной мне одним добрым человеком.

Предполагаю, что эта книга есть своего рода «катехизис», или даже скорее, провозвестие идей, проповедуемых автором, в центре повествования — религиозная философия его воинского искусства. Религиозная, потому что автор позиционирует себя возродителем древнерусского (дохристианского) язычества. Явной проповеди нет, но присутствует ее дух, восхваляются и идеализируются взгляды тех времен, многие исторические, культурные события, факты перевираются или толкуются весьма дилетантски, неизменно — через призму языческого мировоззрения.

Итак, что же конкретно меня насторожило?

Неоднозначное отношение к войне: «Как это не прискорбно осознавать, но даже поверхностное наблюдение выявит то, что война естественна, и разные ее проявления являются неотъемлемым свойством этого мира. Боевое искусство определяется самой стихией войны. А война, как правило, ведется без всяких ограничений и условностей. Война идет рука об руку со Смертью» (с. 23-24). Вроде и «скорбит», но для автора она естественна, а неизменная спутница ее, смерть почему-то пишется с большой буквы. Персонификация ее? Или даже — обожествление? Ответа нет, но есть пища для размышления. На с. 33, видимо, в угоду этой своей концепции сближается понятие воина и земледельца («ратай» и «оратай», созвучно, но исторически совершенно не верно).

В дальнейшем видим сплошное восхваление кулачных боев. Бились на свадьбах, чтобы  «отвести от молодых все дурные и разрушительные силы» (с. 53) — вот оно что: передрались — и стали лучшими друзьями! Вот интересный литературный феномен: писатель и Гомера никогда не читал (Пенелопа предлагает женихам состязание — натянуть лук безвестно пропавшего мужа, «Одиссея», песнь 21). Да, свадьбам свойственны состязания — но вовсе не мордобой — через состязания определялся лучший претендент на руку и сердце. Также основатель буддизма Сидхартха Гаутама перед свадьбой принимал участие в схожем состязании. У тюркских народов были борьба и прочие состязания на свадьбах с глубокой древности, они к настоящему времени трансформировались в праздник «сабантуй». Но «специалисту по этнокультуре» (так он себя позиционирует) этот факт тоже неизвестен.

Автор идеализирует кулачные бои, пишет, что использование в них холодного оружия в XIX веке есть «закат и вырождение истинного обрядового духа кулачных боев» (с. 47). Однако государственная власть старалась пресекать все эти бесчинства и в XVII веке, и даже в XIII. Получается закат, длящийся всю русскую историю, продолжающийся 800 лет?!

В своей тотальной защите уличного беспредела (именно таковыми были на Руси кулачные бои) Андрей Стрепет откровенно клевещет на Русскую Православную Церковь.

«Первые гонения и запреты начались с приходом на нашу землю христианства. Учение Христа о Любви понималось служителями церкви, видимо, по-своему, поэтому они обрушились на тысячелетние обычаи народа с насилием» (с. 56). Оставляя познания автора об Иисусе Христе и его проповеди у этого любителя язычества за скобками, рассмотрим, о каких обычаях народа, и о каком «насилии» идет речь. Автору не нравятся запреты на кулачные бои, озвученные митрополитом Кириллом на соборе 1274 года, то ли лень было ему поискать общедоступные сведения, то ли в запале «и так проглотят». Однако оригинал упомянутого документа говорит следующее: «со свистанием и с кличем и воплем, созывающе некы скаредные пьяницы, и бьющеся дрекольем до самой смерти, и взимающе от убиваемых порты». Со свистом, воплями и матюками, вооружась дубинами-булавами (специальное холодное оружие) пьяницы избивали друг с друга до смерти и раздевали своих жертв донага. Какие интересные традиции и обычаи — убийства с разбоем! Вот таких извергов митрополит на Соборе постановил отлучать от церковного общения. Интересное «насилие» — Церковь обидела бандита-душегуба, запретила ему идти в храм на службу!

«Стожары» и «Кречет» проповедуют не только кулачные бои, под видом их и народного фольклора, под песни затягивают человека в ячейку неоязыческой секты, предлагают ознакомиться с древнерусской мифологией (в авторской, от Стрепета, интерпретации). Незаметно мифология перетекает в языческое мировоззрение и свои особые религиозные ритуалы — «очищение сознания» и раскрытие всяких «сверхспособностей». Можно обучиться заодно и «целительству» — ведь это одновременно и школа древнеславянской «экстасенсорики»! Наверное, особо отличившихся обряжают в волхвов или шаманов.

Конечно, до настоящего шаманизма «Кречет» не дотягивает, но несомненно, является организацией, проповедующей неоязычество, затягивающей в свои сети неграмотных любопытных до «старины родной глубокой», уводящей от Христа, от Истины.

Осталось напомнить, предостеречь таких: болотная трясина неизменно затягивает, и попавший в нее самостоятельно вряд ли сможет вылезти. Христианин, увлекшийся ложными, бесовскими учениями, сам отлучает себя от Церкви, лишается покровительства Божия, благодати Святого Духа и тем самым сам отдает себя в руки нечистой силы.

Кроме того, недавно из СМИ стало известно, что «Кречет» занимался не только официально разрекламированным кулачным боям. Под наблюдением куратора с Украины учились говорить по-украински, рыть окопы, владеть огнестрельным оружием, участвовать в реальном тактическом бою. Так что несложно догадаться и о конечной цели такого обучения.

(Р)

Теги: СтожарыКречетстрепеткулачный бойязычествоАндрей Варфоломей

Все новости раздела