Публикации

Схиигумен Савва (Остапенко): отражение Божьей любви

Схиигумен Савва (Остапенко): отражение Божьей любви
Дата:
27.07.2020
Все публикации автора
Автор:
Анжела Киселева

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Сегодня мы чтим память одного из самых известных и благодатных старцев прошлого столетия — схиигумена Саввы (Остапенко).

Почти в каждой церковной лавке можно найти книги и небольшие брошюры с проповедями и духовными наставлениями схиигумена Саввы. Он писал о молитве, о покаянии, о добродетелях, страстях, искушениях, несении креста… Отец Савва о высоком, духовном писал просто, доступно. Как еще при жизни, он мог понятными, незамысловатыми словами открыть для человека путь к Богу, так и сейчас его бесценные труды для многих становятся важным подспорьем и руководством в духовной жизни. Каким его запомнили современники, паломники, духовные чада? Схиигумен Савва — открытый для всех, всегда готовый прийти на помощь, ответить на волнующие сердце вопросы, и буквально вырвать страдающую душу из преисподней. В памяти многих людей он навсегда останется той яркой путеводной звездой, маяком, озаряющим дорогу к Господу.

Схиигумен Савва, в миру — Николай, родился 11 ноября (ст. ст.) 1898 года на Кубани в семье благочестивых христиан Михаила и Екатерины Остапенко. В семье было восемь детей, Коленька был пятым. Мать и отец растили своих чад в послушании, во всем руководствуясь заповедями Божиими и церковными установлениями. Дети росли смирными, но даже когда, бывало, зашалят, мать накажет их, а потом сама в соседней комнате бухнется на колени и молится Пресвятой Богородице, чтобы Та наставила и образумила чад. Ребятки, конечно же, тут же каялись и боялись впредь огорчать мать.

Коленька был самым смышленым из всех детей. Более всего он любил Бога, молитву, церковь —  помогал и прислуживал в храме, пел на клиросе. В самом юном возрасте он решил для себя, что будет священником. Однажды он даже решил бежать из дома с монахом-паломником, но тот из жалости к родным, которые будут беспокоиться за пропавшего отрока, уговорил Николая подождать годок-другой. Мальчик согласился. Он решительно объявлял всем, что станет монахом. Родители не возражали ему.

Детство заканчивалось, начиналась взрослая жизнь, далекая от безмятежных дней, проведенных в родительском доме. Началась империалистическая война (1914 год). Николая отправили на Турецкий фронт. После войны он продолжал учиться в военно-инженерном училище, после чего проходил службу в технических войсках армии. Затем Николай окончил Московский инженерно-строительный институт и работал в столице по специальности.

Несмотря на мирскую суету, Николай Михайлович не оставлял молитвы и желания полностью посвятить свою жизнь Богу. Монастыри и храмы были тогда закрыты, и он обратился к одному опытному старцу — Илариону, чтобы тот постриг его в тайные монахи. Но старец, который впоследствии станет духовным наставником Николая, ответил ему:

— Не спеши! Откроются монастыри, и тогда не тайный постриг примешь, а явный. Будешь жить в Лавре.

Эти слова стали пророческими, но сбылись не сразу. Для Николая Михайловича наступило время внутреннего подвига среди мирской суеты и шума, сосредоточенной аскетической жизни, готовившей его к будущему монашеству. Господь сподобил его нескольких видений, которые смущали душу и волновали сердце неопытного подвижника. С этими недоумениями он обратился к владыке Варфоломею (ныне покойному митрополиту Новосибирскому и Барнаульскому), известному своей строгой благочестивой жизнью. Помолившись, владыка сказал ему:

— Ты будешь священником. Трудности будут большие… Зависть и ненависть к тебе будут постоянным твоим крестом. Но не бойся трудностей. Бог тебе Помощник!

В Великую Отечественную войну Николай Михайлович не был отправлен на фронт. В это время он работал в отделе строительства по санитарии и профилактике древесины при Наркомздраве, сотрудники которого имели бронь. Затем открылась Троице-Сергиева Лавра, и будущий старец ушел с мирской работы и поступил в Московскую Духовную семинарию. Зимой он учился, а летом жил в Лавре и помогал восстанавливать ее.

По окончании семинарии для Николая Михайловича начинается новый этап в жизни — монашеский, а затем и этап старчества. Несмотря на предложения остаться и стать священником, он поступил в Троице-Сергиеву Лавру. 7 ноября 1948 года за торжественным всенощным богослужением в праздник великомученика Димитрия Солунского совершилось пострижение Николая в монахи с наречением имени Савва в честь преподобного Саввы Сторожевского (Звенигородского). 18 июля следующего года отца Савву рукополагают в сан иеромонаха.

В монастыре он нес непростое послушание эконома. Обитель только восстанавливалась, и работы было много.  Отец Савва зачастую физически изнемогал, спал по четыре часа в сутки. Однажды его посетила мысль о том, что как хорошо было бы заболеть и отлежаться вдоволь. Тут же его стали мучить сильные головные боли. Тогда он понял свое малодушие и покаялся, обещал Богу работать, не покладая рук. Господь исцелил его от недуга и даровал силы днем работать, а ночью молиться. Эту способность подвижник сохранил на всю жизнь.

По благословению Святейшего Патриарха наместник обители дал отцу Савве новое послушание — быть духовником богомольцев, а через некоторое время и старцем Троице-Сергиевой Лавры. Отец Савва с полной самоотдачей исполнял послушание: всех старался выслушать, каждому помочь — советом или молитвой. Наставлял он кротко, говорил о самом главном — о покаянии, заповедях Божиих, благочестии. С любовью он относился к каждому грешнику, обратившемуся к нему, с искренним состраданием старец разделял с другими людьми их горе и беду. Многих отец Савва простыми и понятными словами наставил на путь ко спасению, зажег в их сердцах огонь духовной жажды. Однако враг рода человеческого воздвиг в сердцах некоторых братьев зависть, а в некоторых — заблуждения относительно старца. Кто-то говорил, что он прельщен, кто-то называл его святошей и ханжой. Этот крест из человеческой злобы и неприятия часто сопровождает скорбный путь истинного Божьего праведника. Не миновала эта участь и отца Савву. В 1954 году по приказу Святейшего Патриарха он покидает Троице-Сергиеву Ларву и переходит в Псково-Печерский монастырь.

Отец Савва был духовником архимандрита Рафаила (Карелина) — известного духовного писателя. Архимандрит писал о своем духовнике: «…сразу после рукоположения в иеромонахи он оказался в числе гонимых светскими властями, а отчасти — и своими собратиями. Дело в том, что отца Савву постоянно окружал народ; около монастырских ворот можно было видеть толпу богомольцев, которые часами ожидали, когда он выйдет из келии, чтобы взять у него благословение или спросить о чем-то очень важном для себя. Какая сила притягивала к нему людей? Мне кажется, сила непрестанной молитвы, которая делает человека подобным духовному магниту. Молва о великом молитвеннике шла по всей Руси и с каждым днем собирала около него все больше духовных чад».

Архимандрит Рафаил описывает в своих воспоминаниях, что отец Савва особенное внимание уделял Иисусовой молитве, именно в ней он находил укрепление в монашеских подвигах и утешение в скорбные минуты своей жизни. С именем Божиим на устах он встретил и новость о переводе в Псково-Печерский монастырь. «Казалось, что у него нет ничего, кроме имени Иисуса Христа, и в этом имени есть все. Монах на земле — нищий, и вместе с тем он царь в своих владениях: его жезл — молитва, его корона — покров Пресвятой Богородицы, его престол — покорность воле Божией», — писал архимандрит Рафаил.

Псково-Печерский монастырь

В Псково-Печерской обители отец Савва хотел уйти в затвор, но после особого видения понял, что его место остается среди страждущих людей, которым нужны его духовный совет и помощь. Он вновь без остатка отдается служению всем богомольцам: паломникам, духовным чадам. Надо отметить, что обитель в те времена испытывала материальные затруднения, средств от немногочисленных паломников едва хватало. С приходом отца Саввы ситуация стала постепенно меняться: приезжали его чада, знавшие его еще по Троице-Сергиевой Лавре, они старались во всем помогать монастырю. Затем все чаще стали посещать обитель и другие паломники, искавшие встречи, совета и молитвенной помощи благодатного старца.

Однако некоторых насельников и начальство смущали многочисленные паломники, нарушающие строгую и тихую монашескую жизнь. Снова начались доносы, жалобы владыке на отца Савву, который стремился каждому помочь советом, за каждого молитвенно предстоял пред Господом. «Если я не буду утешать скорбящий народ, я буду изменником Богу!», — говорил старец на все претензии к нему как монашествующих, так и гражданской власти, представители которой открыто запрещали ему «собирать вокруг себя народ».  

Тем не менее, в 1958 году, в дни Великого поста отец Савва назначается настоятелем храма Казанской иконы Божией Матери в городе Великие Луки. Старец со смирением и покорностью принял новый перевод, он твердо знал, что Господь не оставит его в искушениях.

Приход храма Казанской иконы Божией Матери, действительно, нуждался в пастырском окормлении и находился в серьезном запустении. Отец Савва со свойственным ему усердием принялся за работы, касаемые как хозяйственной части, так и духовной жизни прихожан. Несмотря на большие затруднения, с Божией помощью по молитвам старца церковь потихоньку восстанавливалась. Местные власти удивлялись темпам работ и даже прислали специальную комиссию, которая разведывала: законным ли путем идет ремонт храма. Но самое главное, налаживалась духовная жизнь прихожан. Жители всем сердцем расположились к новому заботливому пастырю.

— Мне пришлось побывать в Великих Луках, — рассказывает духовная дочь старца, — много хорошего я слышала об отце Савве от местных жителей. Его святыми молитвами они воспрянули от духовной спячки. Кто состоял в браке без благословения церковного — венчались, некрещеные крестились, давно не причащавшиеся исповедовались и причащались.

Выполнив послушание на этом приходе, отца Савву отправляют в другой — старинный Псковский храм. И эту церковь батюшка с Божьей помощью и силами верующих людей восстановил и благоукрасил. Затем владыка благословил старца на новое послушание. Его отправляют в село Палицы, что в 30-и километрах от Пскова. Находящемуся здесь храму великомученица Георгия грозило закрытие, но Господь через усилия и молитвы старца уберег от этого. В храм потянулись прихожане, томимые духовной жаждой. Отец Савва проповедовал, наставлял каждого советом, молился вместе со своей новой паствой, к которой и сам сердечно расположился и привык.

Отец Савва трудился на приходе, не жалея сил, молился за каждого, забывая себя — иногда он не успевал поесть, когда надо было спешить на очередную требу. Здоровье старца слабело. В 1960-м году он лег в больницу. Исход его болезни мог быть иным, но Господь даровал отцу Савве еще время послужить Ему.

Старца, возвратившегося в монастырь, ожидало вновь испытание. Враг рода человеческого особенно озлобился на Божьего праведника, «вырывавшего» человеческие души из его лап. В обители вновь его оклеветали, на него жаловались и доносили начальству, и отцу Савве запретили общаться с богомольцами. Он благодушно все переносил, молился. Гнать от себя людей, приходящих к нему за советом и помощью он не собирался, но старался делать это незаметно, никого не искушая. Впрочем, вскоре старца восстановили, разрешили вновь проповедовать и разговаривать с паломниками. Однако жизненные силы уже покидали немолодого монаха. Он стал чаще говорить о смерти, наставлял своих чад:

— Если обрящу дерзновение, то буду молить Господа, — говорил он. — А вы будьте всегда просты, незлобивы, искренни: простота и искренность приятны Богу. Подавайте милостыню, молитесь, кайтесь, причащайтесь Святых Христовых Тайн. Читайте чаще Евангелие, в нем все написано сладостно для сердца и научает смирению, а смирение истребляет все страсти и привлекает в душу благодать Божию. В этом и заключается спасение. Но не забывайте, что враг наводит уныние на всякую душу, хотящую спастись. Берегитесь осуждать ближнего, а чтобы не впасть в искушение, не присматривайтесь к чужим поступкам. Смерть вожделенна для любящих Бога, но страшна для не готовых, не научившихся христианской любви.

По благословению правящего архиерея отца Савву отправляли на лечение в Грузию. На Иверской земле он после себя также оставил богатые плоды.

Архимандрит Рафаил (Карелин) приводит такой случай: «Одна женщина в Сухуми спросила меня: «Ты знаешь отца Савву?». Я ответил: «Да». Она сказала: «Нет, ты не знаешь его. У меня был рак груди. Врачи говорили, что операция необходима, я попросила молитв у отца Саввы. Он ответил: «Будешь здорова». После этого опухоль у меня стала рассасываться, а потом исчезла совсем. Разве ты знал, что он творит такие чудеса?». Я спросил: «А ты сказала ему об этом?». Она ответила по-детски: «Я купила две большие рыбы, самые лучшие на базаре, принесла в тот дом, где он был, и просила, чтобы он принял от меня этот дар. Затем я встретила его в церкви и, когда хотела сообщить ему о своем исцелении, он дотронулся пальцем до моих губ и тихо сказал мне на ухо: «Господь, а не я».

В последние годы схиигумен Савва тяжело болел, имел целый букет недугов, несколько раз лежал в больнице, перенес операцию. Усиленные молитвы возносились ко Господу за здравие старца из разных церквей и обителей, от многочисленных духовных чад и просто людей, имевших счастье повстречать на жизненном пути этого Божьего человека. На какое-то время состояние здоровья отца Саввы улучшилось, но смерть приближалась неумолимо.

27 июля 1980 года старец Псково-Печерской Свято-Успенской обители схиигумен Савва отошел ко Господу. Весть об этом быстро разнеслась по разным уголкам нашей страны. Говорят, что в эти дни поезда и другие виды транспорта, идущие в обитель, были переполнены — все спешили последний раз проститься со старцем. В монастырь пришло большое число телеграмм с просьбами отложить погребение, чтобы все смогли приехать. По благословению владыки Иоанна, митрополита Псковского и Порховского, погребение назначили на четвертый день. Отца Савву отпевали при огромном стечении народа — и это лишь малая часть людей, которым старец помог в трудную минуту, кого наставил в духовной жизни, кого утешил в скорби, за кого помолился, кого вымолил для вечной жизни, для кого открыл тропинку к Богу… Многотрудным и многоскорбным был его жизненный путь, однако свет любви и заботы старца сияет для нас сквозь десятилетия через его пастырские наставления и духовные советы.

(А)

Теги: Схиигумен СавваСавва ОстапенкостарецТроице-Сергиева лавраПсково-Печерский монастырьмонастырь

Все новости раздела