Публикации

История казачества в Татарстане [+Видео]

История казачества в Татарстане [+Видео]
Дата:
08.12.2021

Версия для печати

Добавить на Яндекс

В  Татарстане проходит региональный этап XXX Международных Рождественских образовательных чтений «К 350-летию со дня рождения Петра I: секулярный мир и религиозность». В рамках чтений 13 ноября в актовом зале Свято-Вознесенского архиерейского подворья города Набережные Челны состоялась секция «Церковь и казачество: пути воцерковления и сотрудничества», организованная отделами по взаимодействию с казачеством Казанской и Чистопольской епархий Татарстанской митрополии. Предлагаем вашему вниманию доклад начальника штаба Боровецкого хутора Александра Черного об истории казачества в Татарстане.

После взятия Казани в 1574 году, было устроено Уфимское укрепление, с гарнизоном казаков, а в 1586 году построен город Уфа, как главный опорный пункт на землях башкир (исторического Башкортостана). Построенные тогда же города крепости Мензелинск, Бирск, Елабуга, Шешминск, Оса и несколько укреплений в 1638 году (территория современного Татарстана), по берегам реки Черемшана образовали Старую Закамскую линию, которая была укомплектована не только стрельцами и пушкарями, как пишут в учебниках. В основном, стрельцы и пушкари находились в крепостях, которые были раскиданы вдоль этой линии достаточно редко, охранялась линия именно казачьими станицами.

В 1650 году правительство распорядилось «для оберегания от прихода калмыцких и ногайских воинских людей» построить среди здешних поселков казачий городок. «Город воздвигнут был при впадении реки Чалны в Каму; стоял он на горе… и было поручено в новом Чалнинском городке устроить крепость. Служилые казаки своими двумя поселениями: Мысовая слобода (элеваторная гора) и Бережная слобода (ныне улица Центральная) — сейчас относятся к территории современных Набережных Челнов, составляли серьезное войско на тогда еще окраинах государства Российского.

Отлаживалась станичная и сторожевая служба. Между слободами и острожками устанавливалась система сигналов дымами и огнями — для предупреждения об опасности, вызова соседей на подмогу. Но самым эффективным средством оказывались ответные набеги казаков. Не всегда они были удачными, порой оборачивались поражениями. Но важно было приучить степняков к мысли, что ни один их набег не останется безнаказанным.

С начала XVIII века эта линия была усилена постройкой Алексеевского и Сергиевского укреплений, и в них была переведена часть самарских городовых казаков и потомков смоленской шляхты. Яицкие казаки основали в 1725 году Сакмарский городок. В 1732 году параллельно этой линии была построена Новая Закамская линия по реке Соку, которая и была заселена ландмилицкими полками. Преимущественно из казаков были сформированы четыре полка Закамской ландмилиции в 30-х годах XVIII века. Это Алексеевский, Сергиевский, Билярский и Шешминский полки.

Закамская линия протянулась от крепости Белый Яр на Волге до Мензелинска на Каме. Службу здесь несли служилые и городовые казаки. Для обороны пограничных линий правительство верстало в казаки и местных крестьян, привыкших обращаться с оружием, жить полувоенным бытом. Они служили без жалованья, за надел земли и освобождение от налогов — и назывались «беломестными» казаками.

С переходом в 1734 году в русское подданство киргиз-кайсаков Малой и Средней орды, на реке Оре были построены крепость и город Оренбург. В следующем году началась постройка укреплений с севера, со стороны Сибири.

К 1739 году все земли Закамья стали заселяться, наряду с городовыми служивыми казаками, малороссийскими казаками, ссыльными, в том числе, запорожскими казаками, беглыми и приглашёнными «инородцами» (татары, кряшены, нагайбаки, калмыки, мещеряки, тептяри и т.д.) и охотниками из городовых дворян. В Казани, находился 5-й Оренбургский казачий полк, две сотни одного из кубанских полков, еще ряд небольших казачьих подразделений. 

Более или менее подробное описание Чалнинского городка оставили нам Семен Карев (в 1651 г.) и Михаил Змеев (в 1652 г.). Первый из них принимал непосредственное участие в строительстве крепости, так как ему, помимо других дел, было велено «сделать в городе Чалнах на государеву пороховую казну и на пушечные пищальные запасы погреб и амбар».

Из описания Михаила Змеева и подьячего Ивана Арапова мы узнаем: «Чалнинский городок новорублен в тарасы. Стоит на горе над Камою, около города з дву сторон ров копан. А около рва надолбы». Располагалась крепость на Мысовской (Элеваторной) горе, откуда открывался отличный обзор во все стороны.

Крепость была защищена деревянными стенами. Имелось шесть деревянных же башен, четыре из которых были глухие, а двое в середине — проездные. Башни были закрыты шатрами.

В проездных башнях было двое ворот. Каждые из них имели свое название — по имени икон, висевших над ними. В переписной книге Чалнинского новорубленного городка об этом говорилось так: «А в нем двои ворота: одне на Каму реку, словут Спасские. А на воротах в городе образ святых жен мироносец. А за городом на тех же воротах Деисус Спас Вседержитель да Пречистая Богородица, да Иван Предтеча. А другие ворота словут Архангельские. А на воротах в городе образ Пречистыя Богородицы Казанския, а за городом на тех же воротах образ грозного воеводы архистратига Михаила. Все образы на празелени...». Ворота эти имели замки, а для надежности запирались еще и брусьями. От проездной башни через ров отходило три моста, каждый шириной в сажень без полуаршина.

В крепости располагался амбар, а в нем «знамя стрелецкое дороги зеленые, на нем крест вышит». Имелись также изба тюремная, изба караульная у Спасских ворот, хоромная изба приказного чиновника, клеть, баня с предбанником. Судя по документам, в крепости находился монастырь. Там располагалась деревянная церковь Пречистыя Богородицы Казанския, «да в той же церкви предел собор архистратига Михаила и протчих бесплотных». Видимо, по названию этого храма и икон, хранившихся в нем, монастырь так и назывался — Казанский Богородицкий, рядом с церковью находились три кельи монахов.

Кто же нес службу в Чалнинской крепости? По государеву указу 1650 года было велено устроить в ней сто человек конных белопашенных казаков. Белопашенными они назывались потому, что основной их обязанностью было несение воинской службы, но в свободное от службы время они возделывали землю. Свое название казаки получали, как правило, по тем местностям, где они селились. Так, например, казаки, жившие по Волге, стали называться приволжскими казаками, по р. Самаре — самарскими, по рекам Белой и Уфе — уфимскими, на Закамской укрепленной черте — закамскими и т.д.

Казаки, служившие в Чалнинском городке, относились как раз к закамским казакам.

При устройстве челнинских казаков властям пришлось пойти на довольно большие расходы. С самого начала им было дано государева жалования и на обустройство хозяйства восемьсот рублей — по восьми рублей на человека. Кроме того, на семена каждому казаку было выделено по три четверти ржи и по пяти четвертей овса. Все это они получили сразу и сполна, поэтому уже через короткое время «те белопашенные казаки дворами построились и пашню пахать и хлеб сеять учали...». В документах оговаривалось, что «в государеве денежном жалованье, и в семейном хлебе, и в службе, и житье поручные записи по их по всех по ста человеках по государеву указу обязательствами взяты...». Это означало, что поступая на службу и получая за это какие-то материальные блага, казаки связывали себя определенными письменными.

Белопашенные казаки, как люди служилые, были разделены на десятки, во главе каждой из которых стоял десятник. Старшими командирами по отношению к ним считались пятидесятники, которых было, соответственно, двое. И те, и другие назначались на определенный срок, и стать ими мог любой хорошо зарекомендовавший себя рядовой казак.

Поселены были казаки недалеко от крепостных стен двумя слободами по пятьдесят человек. Под дворы и под огороды за пределами городка им были выделены участки земли: Вверх по берегу реки Камы была устроена казачья слобода во главе с пятидесятником Климком Пешковым, а вверх по речке Чалне — слобода пятидесятника Васки Устюженина.

Итак, уже в 1651 году казаки построили свои дворы, церковь и «всякое церковное строение». В то же время они исправно несли свою службу. На вооружении казаков имелось сто ручных пищалей, а также шесть затинных пищалей. Попеременно караульную службу в крепости несли пять человек.

Содержать себя и свое хозяйство казаки должны были в основном своими собственными силами. Для этого им была выделена пашенная земля, сенокосы и участки леса. Эти земли и угодья пришлось выделять из числа тех площадей, что получили первоначально челнинские крестьяне. Правда, сделать это предлагалось так, чтобы крестьянам «в пашне и в сенных покосах и во всяких угодьях утеснения не было...». В любом случае казаки получали преимущество, ибо им предписывалось отвести пашенную землю «чтоб к городу ближе». Челнинским же крестьянам, которые лишались тем самым части земель, должны были возместить эту потерю в местах «где пригоже».

В Татарстане на данный момент зарегистрировано Татарстанское окружное казачье общество Волжского войска, в которок входят 13 казачьих обществ. Также зарегистрирован Татарстанский отдел Союза Казаков Воинов России и Зарубежья, в который входят 5 казачьих обществ. Казаки в Татарстане возрождают казачью культуру, помогают в строительствах храмов, несут послушание в охране общественного порядка при церквях в воскресные дни и церковные праздники. Ежегодно 1 августа по приглашению игуменьи казаки Боровецкого хутора (из Города Набережные Челны) отправляются на охрану празднования обретения мощей прп. Серафима Саровского, чудотворца, в Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь. Занимаются военной подготовкой а также военно-патриотическим воспитанием молодежи.

Что особенно радует — это то, что казаки углубленно изучают историю Православия и воцерковляются.

(П)

Теги: казакиБоровецкий хуторРождественские чтения

Все новости раздела