Православные новости Татарстана — Казань, Чистополь, Альметьевск

Крестным ходом к праведному Симеону Верхотурскому. Часть 6

Крестным ходом к праведному Симеону Верхотурскому. Часть 6
Дата:
29.12.2020
Все публикации автора
Автор:
Татьяна Лебедева

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Начало часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5. Продолжение — часть 7, часть 8.

Часть 6.  Махнёво — Меркушино

20 сентября, воскресенье. Мы ещё в Махнёво. Сегодня нас ожидает насыщенный и напряжённый день. Предстоит пройти 40 км, в том числе ещё и через болото. Подъём в 4 часа утра. Немного волнуюсь. Быстренько собираем все свои вещи и идём в храм на литургию. Сегодня предпразднство Рождества Пресвятой Богородицы. После Божественной литургии, на которой мы все причастились, крестный ход выдвигается к началу Симеоновой тропы в сторону леса. Идти 4 км до привала.

Через речку, которая протекает по территории села, перешли по навесному мосту. Перед вступлением на мост стояли дежурные, которые пропускали нас по несколько человек, так как подобные мосты нельзя перегружать. При движении он слегка покачивался и вертикально, и горизонтально.

В 8 утра дошли до Сухой речки — это наш первый привал.

Прямо в лесу перед началом Симеоновой тропы нас кормят завтраком — вкусной гречневой кашей. Правильно: гречневая каша перед трудным переходом — это самая правильная еда, потому что она лёгкая, сытная и после неё долго не хочется кушать. Проверено на себе во время многих крестных ходов. Мне вдруг пришла на память забавная история, связанная с гречневой кашей. В 2015 г. мы шли из Перми в Питер крестным ходом, посвящённым 1000-летию преставления князя Владимира, крестителя Руси.

Расстояние 2000 км частично преодолевали на автобусе, частично — пешком. И вот, почти на каждой остановке нас старались кормить гречневой кашей. Она хоть и полезная, но лучше чередовать её с другими кашами. Подходим ближе к Питеру. Наша старшая — Ольга в шутку говорит: «Не дай Бог не дадут нам гречневой каши — буду ругаться!» На ужин дали нам именно гречневую кашу, да такую вкусную, да ещё со всякими салатами и заготовками, что мы уминали её за обе щеки. Поглядывали на Ольгу и улыбались, все всё поняли: без гречки нам никуда. Она нам в ответ тоже улыбалась и подмигивала.

К началу Симеоновой тропы подошло ещё немалое количество паломников. Многие местные жители стараются пройти этот участок пути от Махнёво до Меркушино. Я зарегистрировала тех, кого успела. Надо было ещё успеть переобуться в резиновые сапоги. Все вместе фотографируемся у поклонного креста перед вступлением на Симеонову тропу.

Благословившись и пропев молитву «Царю Небесный», вступаем на тропу.

Ну, с Богом, вперёд! Настроение отличное. Все причастились, погода хорошая. Идём по лесу, дорога пока ровная, грязи почти нет. Я подумала, что можно было бы этот участок пройти и в кроссовках. Отец Алексий начал петь Пасхальный канон — ведь сегодня воскресенье. Молитвослова с текстом канона у нас не было, он помнил почти всё наизусть, только иногда поглядывал в текст, который нашли в телефоне.

Мы ему подпевали. На душе было легко и радостно! Так и шли бы и шли не останавливаясь.

Народу ощутимо прибавилось, с нами шли даже дети. Мальчик Симеон шёл с мамой и папой до десятого километра.

На десятом километре привал. Здесь все начали обматывать голенища резиновых сапог, чтобы при переходе через болото случайно вода не плюхнулась вовнутрь. Сапоги, которые я взяла напрокат, были на 5 размеров больше. Я обмотала их скотчем и выглядела очень смешно. Лишь бы не спотыкаться в них и не падать. Ведь в конце болота можно будет их уже снять.

Мне всё было ново и интересно, даже загадочно. Впереди болото, в которое можно провалиться, а в лесу водятся медведи… Перед глазами почему-то встали кадры с жуткими болотами из известного военного фильма «А зори здесь тихие». Олег Викторович прочитал нам целую лекцию перед началом болота. Объяснил, что надо стараться идти след в след, потому что картина болота очень обманчива: кажется пред вами небольшая лужица с ладонь, покрытая листочками, а на самом деле туда можно провалиться по пояс. Очень удобно идти с ботогами — это такие специальные палки, которыми прощупывается дорога, чтобы ненароком не наступить в неположенное место. Медведи в этом лесу и впрямь водятся, но Олег Викторович поспешил нас успокоить, сказав, что они очень боятся крестного хода и не выходят к нам. Но отставать нежелательно — мало ли что. Самое главное, на чём заострил наше внимание Олег Викторович, — это идти с непрестанной Иисусовой молитвой на устах. Мы и так шли с молитвой, но тут надо быть ещё внимательнее. Ещё он рассказал нам о том, что его предупреждали: этот участок пути через болото никак невозможно пройти за один день. Некоторые исследователи прошли дня за три. На ночь ставили палатку на почти сухом месте, а утром просыпались в воде. Такие здесь места, поэтому нет никакого смысла оставаться в лесу на ночлег. Никто не верил ему, что крестный ход пройдёт за один день, но с Божьей помощью всё возможно.

Пока отдыхали на привале Валерий из с. Махнёво показал нам видео, которое он снял недавно на этой тропе. На видео был медведь, который находился в лесу неподалёку от самой тропы. По словам очевидца, ему просто повезло: медведь, увидев чужака, ушёл вглубь леса, а ведь мог бы и направиться наоборот в его сторону. Потом когда уже шли по дороге Валерий нам показал то самое место, где он видел медведя.

Ещё нас предупредили: если кто-то не уверен в себе, что дойдёт до конца тропы 32 км, то может вернуться назад на вездеходе, который сопровождает крестный ход до этого привала. Но если пошли дальше десятого километра, то в любом случае должны дойти до конца, так как выбраться из болота не на чем — только пешком. Мы хорошо это усвоили. Я начала ещё усерднее молиться, чтобы не застрять где-нибудь: «Господи, помоги! Пресвятая Богородице, не оставь нас! Праведный Симеоне, моли Бога о нас!»

Как я успела заметить: впереди крестного хода по болоту сначала шёл провожатый. Он нащупывал дорогу, где лучше двигаться. За ним след в след двигался крестный ход. Мне очень хотелось сделать фото — как мы идём по болоту, но я несла икону — руки были заняты. В одной руке ботожок (палка), в другой — икона. Останавливаться нельзя, к тому же все время надо смотреть под ноги, чтобы не провалиться. Каким-то чудом на ходу я всё-таки достала телефон, включила его и сняла не только фото, но и видео. При этом в одной руке умудрилась нести ботожок и икону, пока снимала другой рукой. Слава Богу, что не споткнулась, не упала, не провалилась, не уронила телефон в болото.

Пройдя несколько километров, я пришла к выводу: болото оказалось не такое жуткое, как в фильме, но расслабляться было ещё рано. Прямо передо мной одной ногой глубоко провалился Андрей, который нес тяжёлую икону праведного Симеона. Пришлось остановиться, чтобы снять сапог и слить воду. Голенища сапог у него были обмотаны скотчем, но от долгого движения скотч разделился, переместился и вот — почерпнул полный сапог холодной воды. И вправду, как сказал Олег Викторович, провалился Андрей в лужицу с ладонь, вот что значит — идти след в след. К обеду пришли на привал, где нам заранее вскипятили чай на костре. Тут лежали берёзовые полена для костра. Мы грелись, сушились, пили чай, отдыхали. До чего же всё вкусно в лесу, даже чай без сахара!

Увидев новые лица, я наскоро зарегистрировала прибывших участников, которых не успела зарегистрировать в начале тропы. В нашем строю было уже чуть меньше 100 человек. Много молодёжи, много мужчин. Слава Богу!

Начал накрапывать дождь, который шёл почти до вечера. Так и шли мы дальше по болоту, останавливаясь иногда на привалах. Но начавшийся дождь не давал нам ни посидеть, ни тем более полежать. Даже в дождевиках мы были уже промокшие, но от постоянного движения не мёрзли.

Говорят, в этом году немного не повезло, так как шли под дождём. Но зато воды в болоте было меньше, в некоторые года бывает столько воды, что непонятно, куда наступать. В особо опасных местах на тропе сложены тонкие брёвна, чтобы не провалиться совсем. На одном из привалов желающие отправились на источник. Пошла и я, потому что надо было пополнить запас воды. Шли метров 300 немного под горку. Источник оказался почти речкой с быстрым течением, просто так не перейти на другую сторону. Чтобы набрать воды в бутылки тоже пришлось потрудиться, так как специального углубления для набора воды не было, поэтому в бутылку попадал мусор. Вода тоже непростая, видимо в этих местах она вся целебная, с каким-то специфическим привкусом. Мне понравилась. Я шла и попивала её маленькими глоточками, немного согревая во рту. Вода — это жизнь, особенно во время физических нагрузок пить нужно обязательно, чтобы не обезвоживался организм.

Уже начало смеркаться, когда мы вышли из леса. Потом шли по перепаханному полю, что отняло у нас, казалось последние силы. Но мы ещё пытались как-то шутить, подбадривать друг друга. В лесу после болота снимать сапоги и переобуваться никто не захотел под дождём. Я так и доковыляла в своих сапожищах на 5 размеров больше до самого асфальта. Здесь тоже не стали переобуваться, потому что все ноги были мокрые, носки грязные — не было смысла доставать сухие кроссовки. К тому же пришлось бы на себе тащить грязнущие тяжёлые сапоги. У окончания Симеоновой тропы в Баландино нас встретили с хлебом солью. Дальше уже шли по асфальту до Меркушино ещё 4 км. Машина ГИБДД с мигалками сопровождала крестный ход, она ехала впереди колонны. Было уже совсем темно, поэтому мигалки светились особенно ярко. Так и дошли до монастыря в с. Меркушино, вернее до подворья Ново-Тихвинского женского монастыря в Екатеринбурге, в котором я была в самом начале своего пути 7 сентября.

Сегодня с Божией помощью прошли 40 км. Никто не остался в лесу. Пришли мокрые, уставшие, но счастливые. Зашли в новый великолепный храм Архистратига Божия Михаила.

Поблагодарили Бога за всё! Приложились к мощам священномученика пресвитера Константина Богоявленского. Он был расстрелян 14/27 июля 1918 г. в возрасте 22 лет. Канонизирован 25/8 июля 2002 г.

После трапезы многие участники крестного хода отправились домой. Они выполнили то, что для себя наметили — дошли до Меркушино. Нас осталось человек сорок, примерно поровну мужчин и женщин. Монахини встретили нас очень тепло. На ночлег устроили в деревянных домах для паломников. Наш домик стоял ближе к храму, у мужчин — подальше. Матушка Смарагда провела нас до самого дома — всё показала, объяснила. Туалет на улице. В нашем доме три комнаты с двухъярусными кроватями по 8-10 мест. В коридоре стоят умывальники, в которые надо самим наливать воду, 2 кресла, журнальный столик, на котором стоят разовые стаканчики, вода и электрический чайник, чай, сахар. Вот здорово! Можно кипятить воду, пить чай. Вдобавок ко всему сегодня нас ждёт ещё и баня! После такого трудного перехода о ней можно было только мечтать. Сегодня после бани мы будем спать в тёплом доме на чистых простынях. Даже не верится: мы в крестном ходе или где? Просто пятизвёздочный отель!

А пока размещаемся: кто на верхнюю полку, кто на нижнюю. Несколько женщин дошли с трудом, но дошли. Их сразу укладываем на нижние полки, помогаем переодеться, даём воды, мокрую одежду вешаем сушить. Оказывается одна паломница шла вообще без дождевика, промокла до нитки — уму непостижимо, как она дошла. Пришлось раздеть её полностью, так как она сама была уже не в состоянии этого сделать. Тем, кто нуждается в медицинской помощи, наши сёстры обрабатывают потёртости и мозоли, заклеивают их лейкопластырем. Когда мои ноги елозили внутри огромных сапог и начали гореть огнём, то я перед глазами уже представила, было, ужасную картину со сплошным волдырём на подошве, но обошлось без мозолей — подошвы стоп были просто покрасневшие. Одним словом — зализываем дневные раны, делимся впечатлениями о том, кто как шёл, по очереди моемся в бане. После небольшого отдыха ожили и наши «трудные» паломницы. Их тоже отправили в баню — пусть погреются. Вечером пьём горячий чай, кипяток. Затем молимся и ложимся спать. Слава Тебе, Господи, за всё! Пресвятая Богородице, благодарим Тебя! Отче Симеоне, моли Бога о нас, помоги нам дойти до конца!

21 сентября. Сегодня праздник Рождества Пресвятой Владычицы Богородицы. Подъем в 4 утра. Слава Богу, все встали — никто не заболел! На улице заметно похолодало — на траве лежит иней. В 5 часов начинается Литургия в храме Архистратига Божия Михаила.

Во время службы мы по очереди исповедуемся у отца Алексия, причащаемся.

В трапезной монастыря поздравили Валерия с днём рождения, пропели «Многая лета», Олег Викторович подарил ему календарь. Прямо за столом пели песни, читали стихи. Сидели по-семейному в тёплой обстановке. Спасибо за это отцу Алексию, нашему духовнику. Желающие, особенно новенькие, говорили о своих впечатлениях о крестном ходе, о своих чувствах и переживаниях. Валентина из Москвы очень подробно поведала нам свою историю о том, как она переболела коронавирусом: была уже при смерти, её ввели в искусственную кому и спасли. Мы слушали её рассказ, затаив дыхание. Пока она находилась в коме, её душа продолжала молиться и видела разные картины из жизни — она чётко запомнила, что видела именно картины из крестных ходов: Великорецкого и Климковского, которые проходят в Кировской области. Даже когда тело находится в бессознательном состоянии, душа продолжает молиться и стремится к тому, к чему она прилепилась при жизни. Значит, не зря мы ходим крестными ходами. Нас очень тронул рассказ Валентины. До этого я читала много историй о людях, испытавших клиническую смерть, о вечной душе, которая всё видит, слышит и чувствует будучи вне тела, но здесь в Меркушино я впервые слушала повествование от первого лица. Дай, Господи здравия рабе Твоей Валентине и про нас не забудь!

Сегодня после трапезы у нас намечено трудничество в монастыре. Нас всех распределяют на разные послушания в саду, в прачечной, в храме, в трапезной. Я мыла полы в храме. У мужчин свои послушания, они стригли газон и делали другие мужские работы. В 12 часов отслужили молебен с акафистом в храме праведного Симеона, посетили гробницу — место обретения мощей св. Симеона.

В свободное время я прогулялась по территории монастыря, любовалась осенней природой, рекой Турой и тишиной.

Спросила у одной матушки: «Нельзя ли как-то спуститься к самой реке, чтобы вымыть грязнущие резиновые сапоги, постирать грязные носки, штаны?» Она сказала, что спуска нет — это очень сложно, лучше постираться на колонке, которая находится недалеко от монастыря. Я нашла эту колонку с водой, затем сообщила о ней нашим паломникам. Так по очереди очистились от грязи.

Кругом тишина необыкновенная. Природа чудесная. За храмами зелёная лужайка, залитая солнцем.

Я все ходила вокруг храмов и фотографировала их с разных сторон.

В 16 часов вечерня в храме Архистратига Божия Михаила.

После службы ужин и сон.

22 сентября. На попразднство Рождества Пресвятой Богородицы тоже причащаемся на Литургии. Во время трапезы поздравили Олега Викторовича и Елену с годовщиной венчания. Оказывается в прошлом году они венчались прямо во время крестного хода в храме во имя Всех святых, в земле Сибирской просиявших, куда мы должны прийти сегодня после обеда.

Затем отец Сергий провёл с нами духовную беседу о душе. Беседа получилась интересной, задавали вопросы, отвечали, делились своим опытом. О чём о чём, а о душе можно говорить бесконечно. Искренне от души поблагодарив матушек за тёплый приём и вкусную домашнюю еду, мы начинаем собираться в дорогу.

В этот день, прежде чем покинуть Меркушино, я ещё раз обошла территорию монастыря и фотографировала чудесные храмы на фоне синего неба. Как можно не запечатлеть это на память! Красотища!

Успеваю сделать ещё несколько фото. Вот кресты рядом с храмом.

Большой крест — это место обретения святых мощей свщмч. Константина Богоявленского. Сами мощи лежат в храме. Во время всех богослужений я простояла недалеко от раки с мощами. Почему-то не хотелось отходить от них. Хотя понятно почему: от них исходит благодать и душа чувствует её.

Подхожу ко второму кресту, читаю на нём надпись.

На третьем кресте написано:

Все эти мощи были обретены в 2002 году при строительстве храма в честь Архистратига Божия Михаила. Господи, упокой их души!

В 14 часов крестный ход выдвигается из Меркушино. Обойдя храмы, мы направляемся в сторону трассы. Матушки, выйдя из своих келий, благодарят нас за помощь, провожают — машут руками, желают нам сил, терпения и всего хорошего, а самое главное — дойти до конца. Так и остались они у меня в памяти: жалеющие нас и машущие руками нам вслед.

До свидания, Меркушино, святой, чудесный тишайший уголочек Земли Русской!

Продолжение — часть 7.

(К)

Теги: Клуб любителей крестных ходовклуб «Челнинский крестоходец»крестоходцыпаломничествокрестный ходСимеон ВерхотурскийСимеонова тропаМугайМахнёвоМеркушино

Все новости раздела