Православные новости Набережных Челнов

В Великорецкий крестный ход с семилетней внучкой — мечты сбываются

В Великорецкий крестный ход с семилетней внучкой — мечты сбываются
Дата:
30.06.2018
Все публикации автора
Автор:
Татьяна Лебедева

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Нынче моей внучке Маргарите исполнилось 7 лет. Начиная с самого рождения, я мечтала взять её в Великорецкий крестный ход, но, видимо, было ещё не время — дорога была закрыта. Этот крестный ход проходит с 3 по 8 июня от Кирова до Великорецкого и обратно. Паломники проходят путь 150 и более километров и молятся за мир во всём мире, за Россию, Украину и за родных и близких. Видя, как другие крестоходцы идут с малыми детьми, даже с грудничками, я молилась, чтобы святитель Николай сподобил и мне пойти в крестный ход с внучкой. В прошлом году, когда ей исполнилось 6 лет, я уже конкретно хотела её взять, но дочь категорично заявила, что не пустит своего ребёнка с нами в крестный ход на мучения. Она много раз слышала наши рассказы о трудностях в крестном ходе, видела фотографии, видеосюжеты, поэтому ей, конечно, было жалко отправлять дочь в такое путешествие. Что тут поделаешь, пришлось смириться.

В этом году обстоятельства сложились таким образом, что у моей младшей дочери не осталось никаких аргументов, чтобы не пустить свою дочку, то есть мою внучку с нами в крестный ход: просто её не с кем было оставить. Заранее, за два месяца вперёд, мы купили билеты на поезд на троих и стали готовиться к крестному со старшей дочерью Машей (для Маргариты она тётя). Она собиралась уже в пятый раз.

Никому особо не рассказывали, что собираемся в крестный ход с Маргаритой, чтобы не смущать никого и чтобы нас тоже не смущали и не отговаривали. Ответственность была огромная, тем более, мы наблюдали за погодой в Кировской области и знали наверняка, что в этом году крестный ход будет очень нелёгким, потому что там шли частые дожди, и температура воздуха явно была не летняя.

Меня многое смущало: я совершенно не представляла, как поведёт себя Маргарита в сложных ситуациях: под дождём, в переходах по болотам, через чащу и буреломы. Я не представляла, как будем будить её в 2 часа ночи, и вытаскивать из палатки на холод и сырость. А вдруг она простудится, натрёт мозоли на ногах — такое с нами часто случается в крестном ходе. Или вдруг «упрётся рогом» и скажет, что дальше не пойдет. Характер-то её я знаю. Была только уверенность в том, что святитель Николай нас не оставит, он обязательно поможет. Вот так и собирались и молились эти два месяца. Только дня за три до выезда стали настраивать её на дальнее, интересное и заманчивое путешествие на двух поездах с пересадкой, с ночёвкой в палатке, с ночными кострами. Сначала она противилась, но когда услышала про палатки, то загорелась и сказала, что она любит спать в палатке. Про трудности и долгие пешие переходы мы ей пока не стали ничего сообщать. Какой смысл пугать ребёнка трудностями, когда она это не может даже представить — пусть для неё это будет дальнее путешествие с приключениями.

Другое дело — кировские дети. Они с рождения всё видят и слышат и там у всех на устах «крестный ход, крестный ход… ». Они идут уже осознанно или с друзьями-подружками, все гурьбой. Для них это уже почти обычное явление. Мне же было важно как-то выманить внучку с нами в крестный ход, чтобы она сама смогла всё это увидеть и пережить. Ещё важнее — запомнить, чтобы потом, по прошествии времени самостоятельно сделать выбор.

Итак, путешествие на поездах закончилось. 3 июня мы в крестном ходе. Путь предстоит пока по городу Кирову и далее по асфальту. Первый привал в Макарье. Маргарита заскучала, ей надоело идти однообразно по асфальту. Начала маму вспоминать, говорить, что ей скучно и зачем только она с нами поехала. Но особо не капризничала, потому что мы ей объясняли, что это крестный ход, здесь нельзя капризничать, а надо молиться и всё терпеть. Постепенно она втянулась, а после первого ночлега в Бобино, когда началась грязь и огромные лужи, так и совсем оживилась. Она с завидным упорством (такой у неё характер) преодолевала все преграды на пути и еще нас подбадривала — подсказывала, куда лучше наступать, чтобы не провалиться в грязь.

Временами нас смешила. Спрашивает: «Бабушка, а сколько сантиметров я уже прошла? Наверное, уже миллиард, а может больше?»

Как Маргарита спала в луже

Пришли в Горохово. Это длинный привал — обед в третий день пути 5 июня. Пообедали, легли отдохнуть рядом с красивым отреставрированным храмом в честь Казанской иконы Божией Матери. Недолго нам пришлось отдыхать — начался дождь. Не просто дождь, а ливень. Маргарита только заснула, будить жалко. Вдруг заноет, да и сил не будет идти дальше. Вот мы её и укрыли плёнками, а сами с Машей, укрывшись дождевиками, стояли рядом, время от времени проверяя, как прибывает вода. Старались приподнять коврик, чтобы вода не подтекла под Маргариту. Дождь шёл долго, то усиливаясь, то ослабевая, поэтому мы и сами промокли и рюкзаки намокли, про обувь говорить уже нечего. Пока Маргарита спала, я в луже прополоскала её грязные штаны, носки, чтобы хоть чуть-чуть легче было их нести.

Когда, наконец, мы её разбудили и подняли, то увидели, что ноги у неё все мокрые. В плёнке, наверное, были дырки, вот вода и просочилась под неё. Завели Маргариту в храм, выжали носки, штаны, дали горячий чай, одели обратно мокрую одежду, потому что сухой уже не было и быстро пошли в путь, чтобы согреться и не простудиться. Зато она выспалась немного и выглядела весёлой. Слава Богу!

Как мы Машу потеряли

Так мы шли и шли, преодолевая «сантиметры». Маргарите особенно нравилось идти по лесу, где больше препятствий. Когда на обычной тропке получается затор из-за огромных луж, мы, крестоходцы, просто заходим в лес справа или слева, где удобнее, и там продираемся сквозь ветки и кустарники параллельно дороге. Тут свои и плюсы и минусы. Заходя в лес параллельно, никто не знает, что там впереди, так как дорога не проторенная. Возможно, даже нет выхода обратно на дорогу. В таких случаях приходилось даже возвращаться на то место, откуда была возможность переправиться через ров с водой на основную дорогу. Там лес — не лес, а сплошной водоем: болото, лужи, рвы, канавки с водой. Так, выйдя из Горохово, мы шли с Маргаритой и Машей все вместе, время от времени заходя в лес. У Маши уже разболелась левая нога, она опухла от нагрузки и напряжения, и каждый шаг давался ей с трудом. В одном месте мы с Маргаритой зашли в лес слева, там была параллельная дорога, а Маша осталась на основной дороге. Думали, что идём параллельно, но когда дороги соединились, то Маши не было, ни впереди, ни сзади. Постояли немного, кликнули раза два — никто не отозвался. Потихоньку пошли вперёд.

Вот и на следующем привале уже отдохнули, ждали Машу, ждали — так и не дождались. Опять пошли вперёд. Идём уже в Великорецкое. Это конец третьего дня пути. После дождя в Горохово у меня почти все мокрое, рюкзак стал намного тяжелее. Время от времени садимся и отдыхаем. Вот ещё раз сели на огромное поваленное бревно, не снимая рюкзака. Силы почти на исходе, а Маши все нет. Маргарита мне говорит:

— Бабушка, вставай, пошли уже.

— Не могу встать, у меня нет сил.

— Ну, бабушка, пошли уже, вставай.

Тут я поняла, что надо подкрепиться, чтобы появились силы. Полезла в рюкзак, а там нет никакой еды. У Маши, наверное, что-то было в рюкзаке, но её нет. Я пошебуршала в рюкзаке ещё раз и нашла несколько кусочков сахара и крошки от кукурузных хлопьев. Помолились, подкрепились, запили холодной водой и этого оказалось достаточно, чтобы встать и двинуться дальше — вперёд, в Великорецкое.

Маргарита разволновалась не на шутку, но старалась виду не подавать. Спрашивает:

— Бабушка, а у Маши платок ведь такой же красный, как у тебя?

— Да.

— А куртка ведь у неё синяя?

— Да, синяя.

— А юбка почти такая же, как у тебя?

— Почти такая же.

— А сколько ковриков она несёт один или четыре?

— Один, откуда у нас 4 коврика?

— А какого цвета у неё коврик?

— Голубой, кажется.

— Как же мы её теперь найдём? А может ей стало плохо, и она отстала?

— Может быть и так, но мы обратно уже не пойдём. А может она идёт впереди, мы же не знаем.

Тут я забеспокоилась от того, что примерно в это время по цепочке вызвали врача. А вдруг это действительно для Маши вызвали? Но выбора у нас не было — надо было идти только вперёд.

Маргарита немного помолчала и начала опять переживать:

— Бабушка, когда же мы встретим Машу?

— Не переживай, она обязательно найдётся.

— А какой размер обуви у неё? Может, мы её по следам найдём?

— По следам мы её точно не найдём, ты видишь сколько людей здесь проходит? Давай лучше будем молиться святителю Николаю Чудотворцу, он нам обязательно поможет.

Я начала молиться вслух, чтобы Маргарита слышала: «Отче Николае, вот мы Машу потеряли, никак её не найдём. Помоги нам её найти. Мы ведь все вместе хотели сфотографироваться у таблички «Великорецкое». А потом нам нужно забрать мешок из камеры хранения. У меня уже нет сил, одна я точно его не донесу. Отче Николае, помоги нам, пожалуйста».

Не прошло и десяти минут, как сзади нас нагнала Маша и говорит: «Вот вы где! А я уже больше часа всё выглядываю, ищу вас и на привале искала, вы где были?» Маргарита от радости прыгала и обнимала Машу. Только мы встретились, видим: впереди уже и долгожданная табличка появилась — «Великорецкое». Слава Тебе, Господи! Благодарим тебя, отче Николае!

Пойдём обратно за флейтой

6 июня в Великорецком праздник, посвященный обретению чудотворного образа святителя Николая на реке Великой в 1383 г. Накануне 5 июня приходит крестный ход из Кирова. Все паломники исповедуются, готовятся к причастию. А 6 июня после причастия можно отдыхать, погулять по ярмарке, искупаться в реке Великой. Одним словом — праздник для души. А у нас тройной праздник — все трое причастились. Я дала Маше денег и велела накормить Маргариту вкусненьким и купить для неё подарки. Заработала, пусть будет ей праздник, чтобы запомнился надолго. С ярмарки пришли довольные, сытые и с подарками.

7 июня подъём в час ночи, а в 2 часа ночи крестный ход выдвигается из Великорецкого обратно в Киров. Уже светает. Идем втроём, как обычно читаем акафист. Через какое-то время Маргарита начинает канючить:

— Хочу флейту, мне Маша флейту не купила.

Я сначала не обратила на это внимания, но просьба становилась всё настойчивее:

— Купите мне флейту!

Так мы дошли до первого привала. Время полпятого утра, шли 2,5 часа, уже устали. Постелили коврики прямо на заиндевевшую траву, попили чай, перекусили немного и легли отдыхать.

Вскоре взошло солнце. Стало чуть теплее. Немного отдохнув, стали собираться в дальнейший путь. Маргарита только проснулась и опять за своё:

— Купите мне флейту, пойдём обратно за флейтой, почему вы мне флейту не купили?

Сколько я ей ни объясняла, что торговцы флейтой уже уехали, их там уже нет, но она не унималась:

— Пойдём обратно и посмотрим, может они ещё там. Хочу флейту!

Я уже и Машу пожурила за то, что она не купила ей флейту и даже мне не сказала об этом. Оказалось, что купили другие подарки и денег на флейту просто не хватило.

С привала встали, идём дальше. Маргарита пуще прежнего начала просить:

— Бабушка, пойдём обратно за флейтой!

Я уже не выдержала и отвечаю:

— Хорошо, пойдём, сейчас пойдём.

И я действительно развернулась и пошла обратно.

Она аж подпрыгнула от счастья и кричит:

— Ура! Мы обратно пойдём за флейтой!

Идущие рядом крестоходцы не поймут, что мы творим. Пришлось дать небольшое объяснение. Все улыбаются, и кто-то из них объяснил Маргарите, что не надо идти обратно, потому что флейты там уже нет — все торговые палатки уже уехали. Только тогда Маргарита поверила и унялась, и не стала больше донимать нас своей флейтой. Но мы ей обещали, что в следующем году мы обязательно придём за этой дорогой и долгожданной флейтой.

Женщина, проходя мимо, сказала: «Я тоже хотела взять свою внучку в крестный ход. Хорошо, что не взяла, потому что себя еле несу, не то что внучку».

А моя внучка, успокоившись от «флейты», пошла по лесу вприпрыжку, опираясь на две палки, подскакивала вверх и, отталкиваясь от них, перелетала вперёд на шаг и более. Говорят, тех, кто идёт крестным ходом в первый раз несут ангелы. У нас с Машей было ощущение, что Маргариту явно несли ангелы. Временами она шла и махала ручками как бы показывая полёт птиц, при этом напевала про себя какую-то песню, только ей понятную. И нам даже казалось, что она идёт отдельно от нас, не замечая никого. В эти минуты мы с Машей просто переглядывались и улыбались. У Маргариты ничего не спрашивали, боясь спугнуть ангелов.

Цветы для мамы

Идём лесами, лугами. Кругом такая красота! А сколько жёлтых цветов! Их у нас называют италмас, а в других местах ещё как-то по-другому. Маргарита не удержалась, нарвала небольшой букетик и говорит:

— Бабушка, этот букет я своей маме подарю, когда домой вернёмся!

— Этот букет до дома не доживёт. Давай лучше я вас с Машей сфотографирую с букетом и Маша отправит фотографию маме через Интернет. Это будет подарок твоей маме от тебя, хорошо.

 — Хорошо, я согласна!

Анатолий

7 июня идём в Медяны. Это на обратном пути из Великорецкого в Киров. Переходы очень длинные — идём по 2,5 часа без привалов. Но мы с Маргаритой сами себе устраиваем привалы. Дорога идёт через заброшенные деревни, красивейшие луга, растёт молодой лес — пушистые ели. Так и хочется привалиться, пока нет особенной грязи. Небольшая передышка от болот перед страшным Медянским лесом. Привалились возле пушистой елки, солнце светит, тепло стало, хорошо. Маше надо обработать ноги, она уже шагает с трудом. Она разулась, сидит, отдыхает. Тут неожиданно прямо к нам приваливается ещё один путник:

— Меня зовут Анатолий.

Он казался весь такой жизнерадостный, простой, словоохотливый, а глаза просто светились от счастья бытия здесь и сейчас.

Показывая на цветы, сорванные Маргаритой, говорит:

— Какие красивые цветы! Но только жаль, что они скоро погибнут. Поэтому было бы лучше, если бы мы их не рвали. Вот они до сих пор бы стояли красивые, глаз бы радовали, а теперь они завянут, и до дому ты их не довезёшь.

Маргарита понимающе кивает головой. Анатолий улыбается. Потом, глядя на Машины ноги, залепленные лейкопластырем, начинает свой рассказ:

— Я в тюрьме сидел, и не один раз. А там лечения нет. У меня ноги были такие же, — и показывает на Машины ноги. — И я сам себе вылечил ноги. Каждый день ставил тазик с холодной водой, опускал туда ноги и тёр их, и тёр, сверху, снизу, между пальцами. Тёр до тех пор, пока вода от моих стоп не согревалась. Потом выливал эту воду, опять наливал свежую холодную и опять тёр. И так три раза. Так я избавился от грибка на ногах. И до сих пор я каждый день мою ноги в холодной воде, и они у меня чистые и здоровые. Того и вам желаю.

Я его поблагодарила за столь откровенный рассказ, сказав напоследок, что у Маши вообще-то не грибок, а защита от мозолей. Но, все равно спасибо Анатолию. Может кому-то пригодится его рецепт излечения от грибка стоп.

«Египетские казни» (Исход 8, 16)

Страшный Медянский лес прошли. Почему страшный? Потому что он очень длинный, дорога там — почти болото, идём по нему долго без привалов, так как сесть даже некуда. Говорят ещё, что там водятся ядовитые змеи — медянки.

Чтобы хоть как-то отдохнуть мы иногда присаживаемся на поваленные стволы деревьев или на пеньки, не заходя в лес. В одном месте прямо рядом с дорогой стоял огромный пень от ели. Я села отдохнуть, а потом ко мне подсели Маша с Маргаритой. Кто-то сказал, что хорошо сидите — надо вас сфотографировать, и сфотографировали. Впереди Медяны, а до них ёщё топать и топать — грязь месить.

Нынче для меня самый трудный крестный ход из девяти. Это и понятно — я же иду с внучкой. А это дополнительный груз и большая ответственность. И погодные условия тяжелее. И ещё как назло Маргарита норовила залезть то в лужу, то в грязь, что поглубже, как бы испытывая судьбу: застрянет она или нет — ей же интересно. При таких переходах я то и дело ворчала на неё: «Маргарита, иди там, где все идут, не лезь в лужу, обходи грязь. Если там застрянешь, как же я буду тебя вытаскивать? Да ещё если сапоги засосёт жижа из грязи, то дальше пойдёшь босиком». В особо опасных местах я просто вела её за руку, а в другой руке держала палку. В одном месте мы видели, как застрял в этой жиже квадроцикл. В другом месте по самую «грудь» застрял «КАМАЗ».

Перед Медянами нас начали одолевать мошки. У меня за все годы крестных ходов, (их было восемь, нынче — девятый) это было в первый раз. На комаров мы внимания уже не обращаем, но мошкара — это не комары. Во-первых, они нападают целым роем, лезут в глаза, нос, рот, кусают хуже собак. Во-вторых, места укусов страшно и долго чешутся, а красные следы от укусов остаются больше недели. От их нападок не помогает никакое средство. Перед нами мужчины брызгали себя спреем от насекомых, а другие говорят им, что мол, не трудитесь, все равно не помогает. Более запасливые и мудрые паломники вооружились сетками от москитов. Молодцы! В следующий раз надо взять обязательно. Я не на шутку испугалась за Маргариту, так как у неё аллергия на комаров, а тут полчища мошкары. Дала ей в руки веточки и велела часто-часто обмахиваться ими. Но от частого обмахивания веточки то ломались, то терялись — приходилось снова и снова срывать новые ветки. Тут я уже возроптала! Господи, ладно дорогая тяжёлая, дожди, холод, грязь, внучка, а мошкара-то нам ещё зачем? Честное слово — казни египетские!

Маргарита говорит мне:

— Бабушка, а давай мы от мошек убежим. Они нас не догонят.

— Мы от них никуда не убежим, они нас везде достанут.

Забегая вперёд, надо сказать, что эта мошкара нас преследовала ещё и в Медянах. Когда отдыхали возле огромного храма в честь Святой Троицы, мошки всё ещё кружились возле нас. Но постепенно их стало меньше, а потом они почти исчезли, но иногда в некоторых местах опять появлялись, не давая нам расслабиться.  

Покусали они нас с Маргаритой изрядно, мы не успевали отгонять их ветками. Слава Богу, у внучки не проявилась на них аллергия. Но с красными пятнами от укусов мошки мы ходили больше недели.

Можно колёса крутить

Наконец, мы выбрались из дебрей, вышли на асфальт в Медянах. Это 7 июня здесь длинный привал с обедом. Увидев асфальт, Маргарита так обрадовалась и кричит мне:

— Бабушка, асфальт, наконец-то! Теперь можно и колёса крутить!

Она тут же сняла куртку и …начала крутить колёса, как в цирке, перекатываясь с рук на ноги через бок. Раз шесть перекатилась, пока я не сказала, что, наверное, пора уже перестать крутить колёса, ведь мы находимся в крестном ходе, а не в цирке. Она послушалась. Я шла и удивлялась: откуда у Маргариты столько сил. После такого трудного перехода от Великорецкого до Медян, она ещё крутит колёса. Точно её несли ангелы на крыльях. Вот что значат молитвы Церкви и благодать Божия в крестном ходе. Слава Тебе, Господи!

Последние дни

После Медян мы пришли на ночлег в Мурыгино. Эта часть пути была немного легче: меньше грязи, больше асфальта. Хотя долго идти по асфальту тоже нелегко, потому что сбиваются стопы и мышцы на ногах от напряжения начинают болеть. Около Крестовоздвиженского храма нас вкусно накормили. На ночёвку мы устроились в школе. Из-за опухшей левой ноги Маша уже на обезболивающих уколах еле доковыляла до школы. Мы приняли решение, что завтра утром Маша с Маргаритой поедут в Киров на автобусе, а я пойду пешком до конца — до Трифонова монастыря. Было, конечно, очень жаль, что они не пойдут пешком, но делать было нечего. Я намеревалась взять с собой хотя бы Маргариту, но без Маши она бы не пошла. Итак, последний день пути от Мурыгино до Кирова я шла без них, поэтому старалась идти за иконой и стоять на молебнах. Когда крестный ход пришёл в конечный пункт своего назначения — в Трифонов монастырь, то мы все опять встретились в храме Успения Божией Матери. С нашей группой из Челнов провели ещё одну ночь в этом храме — спали на полу. А утром отправились на автовокзал, откуда нас увёз автобус до Набережных Челнов…очень надеемся, что до следующего года.

Мы ехали обратно и никак не могли поверить, что прошли этот крестный путь. Среди нас было шесть новеньких крестоходцев и все они дошли до конца. В клубе любителей крестных ходов при Свято-Вознесенском соборе с ними проводились специальные занятия для правильной подготовки к крестному ходу. Это им помогло. Надо отметить, что в начале крестного хода 3 июня из Кирова вышла колонна из 26 тысяч паломников. А в обратную дорогу, 7 июня, из Великорецкого в Киров отправилось около 6 тысяч человек. Лично для меня было чудом то, что в этом крестном ходе ни я, ни Маргарита не натёрли ни одной мозоли (без мозолей я обошлась только в первый свой крестный ход, а все последующие обязательно были с мозолями) и, несмотря на холод и сырость, не простудились. Наверное, нас Господь пожалел.

Нашим паломникам из Челнов всё понравилось. Они уже настроились идти в крестный ход в следующем году. А Маргарита? А что Маргарита… Она живёт своей жизнью: бегает, прыгает, играет, общается со своими сверстниками, но стала совсем какая-то взрослая. Это отмечают все, кто её знает. В сентябре пойдёт в школу в первый класс, а перед школой прошла боевое крещение, получила благословение святителя Николая Чудотворца. Пойдёт ли она в следующий крестный ход? Мы её об этом не спрашиваем. Поживём — увидим. Для меня самое главное то, что она увидела крестный ход, пережила все тяготы и наверняка запомнит это на всю жизнь. По мере возрастания она сама уже сможет принимать решения. А крестный ход пусть будет у неё в памяти и будет для неё основой, надёжным берегом, откуда можно отправляться в самостоятельное плавание. Для меня это тем более важно, что я являюсь не просто бабушкой, но крестной матерью Маргариты.

Мечтайте — мечты сбываются! Святитель Николай Чудотворец обязательно поможет. Святителю отче Николае, моли Бога о нас!

(А)

Теги: Великорецкий крестный ходКлуб любителей крестных ходовкрестоходцыпаломничествоявление образа святитель Николай

Все новости раздела