Публикации

Свято-Успенский Зилантов монастырь [+видео]

Свято-Успенский Зилантов монастырь [+видео]
Дата:
30.08.2014

Версия для печати

Добавить на Яндекс


Фильм о Успенском Зилантовом монастыре г. Казани

Производитель: ООО «Кинокомпания «Легенда»
Режиссёр: Елистратов Д.Л.
Россия, 2012

Зилант — так называли змея или дракона, который обитал когда-то недалеко от Казани. Свято-Успенский монастырь в народе часто именуют «Зилантов». Что может быть общим между православным монастырем и мифическим змеем? Географическое месторасположение. 

По преданию, логово дракона находилось на этой горе. В давние времена её окружали болота и небольшие озерца, кишащие разнообразной живностью. Частично такой ландшафт можно увидеть и сейчас. Где-то здесь и обитал древний змей. Истории о Зиланте передавались из уст в уста и были настолько популярны, что сохранились до наших дней. Именно он, кстати, изображен на гербе Казани.

Андрей Рощектаев, кандидат исторических наук:

Вариантов этой легенды очень много, также как и описания этого змея. По одной версии он с двумя головами, с двенадцатью головами. В XVIII веке, когда утверждали гербы русских городов при Екатерине II, на гербе его изобразили в облагороженном виде с одной головой и в короне как царя Казанского.

Свято-Успенский монастырь, который появился на вершине этого холма, многие называли и называют сейчас монастырь, что на Зилантовой горе.

Андрей Рощектаев:

С Православной точки зрения, очень символично, что место, которое было гнездилищем змея, то есть вызывало у людей какой-то страх, трепет, неприятные чувства, считалось нечистым, как гнездилище нечистого духа в образе змея, оно просветилось и стало святым и стали его считать домом Пресвятой Богородицы.

Свято-Успенский монастырь — первый монастырь в Казанском крае, но основан он был не здесь. Первые 8 лет он стоял гораздо ближе Казанскому Кремлю в низине на берегу реки. История и место его возникновения тесно связаны с историей взятия Казани.

Андрей Рощектаев:

Это был очень кровавый день в истории России. 2 октября 1552 года после долгой осады с помощью минного подкопа Казань была взята, но бой продолжался весь день на улицах города. Вот в некоторых летописях пишется, что трупы кое-где лежали вровень со стенами, а по улицам текли реки крови. И, действительно, количество жертв совершенно огромно. По некоторым подсчетам историков возможно до 60 тысяч человек русских и татар вместе погибло в этот день. Конечно, тогда ещё 22-летний царь Иван Грозный, он потрясенный зрелищем огромного количества убитых в тот же день распорядился основать монастырь для вечного поминовения всех павших воинов.

В тот  вечер, 2 октября 1552 года Иван Грозный, согласно летописи «…повеле царское знамя прияти и место очертити и поставити церковь во един день, и повеле монастырю ту быти…».

Вот это место. Именно здесь были захоронены павшие русские воины и заложен первый монастырь. Как видите, сейчас здесь везде вода.  На поверхности осталась лишь вершина погребального холма и Храм Спаса Нерукотворного, который построен здесь позднее, в XIX веке. Именно вода, а точнее осенние разливы реки Казанки стали причиной переноса монастыря на Зилантову гору. Каждый год первые монахи вынуждены были бороться со стихией. Половодье подтапливало деревянные строения и разрушало их. Тогда-то и написал в Москву первый игумен монастыря Иоаким письмо с перечислениями всех бед и просьбой разрешить перевезти монастырь на более высокое место. Без царского разрешения делать было это нельзя, ведь сам Грозный указал место основания. Разрешение было получено, и в 1560 году монастырь переехал на Зилантову гору, на которой находится и сейчас.

Царь Иван Васильевич не только дал разрешение, но ещё и деньги из казны выделил на обустройство, а его жена царица Анастасия прислала оклад для иконостаса. Свое первое назначение поминальное братия монастыря свято соблюдало. До наших дней дошел синодик Свято-Успенского Зилантового монастыря. Со дня его основания и на протяжении 250 лет в него вписывались имена и фамилии людей, которых поминали монахи в заупокойных службах. Сейчас он хранится в национальном архиве Республики Татарстан в отделе особо редких книг, поскольку эта рукопись XVI века.

Андрей Рощектаев:

С XVI и до XIX века он постепенно дополнялся. Последние страницы синодика относятся к XIX веку, они подшиты к этому большому документу большой книги, что интересно все страницы закапаны воском. То есть это никогда не была книга, которая просто так вот лежала без употребления. Эта книга за богослужениями монахи со свечами читали, произносили все эти имена, молясь об упокоении душ всех усопших, записанных в этой книге. Сейчас в монастыре имеется полный список все тех же имен, дополненных некоторыми новыми именами XX века.

После переезда монастыря на этом месте осталась древняя часовня, которую в 1823 году заменил это необычный для православной архитектуры храм. Построен он был на народные деньги. Первоначально хотели построить обелиск и небольшую гранитную колонну, но средств поступило так много, более 100 тысяч, что хватило на целый храм. Возводили его по проекту архитектора Алферова, говорят большого ценителя древнеегипетских пирамид — храм тоже напоминает усеченную сверху пирамиду, имеющую 20-метровую длину, ширину и высоту.

По эти ступеням можно спуститься в подвальную часть храма. Здесь находится церковь-усыпальница преподобного Ильи Муромца. Здесь в бетонном саркофаге покоятся останки павших при взятии Казани воинов. Во время разлива вода просачивается внутрь церкви, заливая нижний ярус храма и саркофаг, под ним лишь малая часть костей погребенных, вглубь и в стороны от храма захоронение продолжается.

До революции 1917 года, здесь проводились торжественные поминальные службы и даже военные парады. После революции храм был закрыт, разграблен и заброшен. Церкви его вернули в 2005 году в плачевном состоянии. Реставрационные работы запланированы, но пока так и не начаты. Двери храма открываются не часто, только во время редких богослужений, поэтому видеть храм изнутри удается не каждому. 

Андрей Рощектаев:

Для Казани, конечно, это полузабытое, но, тем не менее, может быть самое легендарное место, поскольку нигде, наверное, по близости не найдешь такой большой братской могилы с такой важнейшей историей, поскольку это люди, благодаря которым мы, можно сказать, живя в Казани, живем в России.

Завоевание Казани стало первым камнем в фундаменте будущего государства Российского. С этого момента открывается путь в Сибирь и дальше на Дальний Восток. Россия становится Евразийской державой. В новых присоединенных землях монастыри играют роль плацдармов в Православии и государственности. Успенский Зилантов монастырь — не исключение.

Андрей Рощектаев:

Помимо поминального своего значения, он изначально всегда имел значение миссионерское. Как первый монастырь в покоренном крае он был призван к тому, чтобы свидетельствовать людям о Слове Христовом. Вообще сама Казанская епархия, она по своему назначению миссионерская. И этот первый монастырь тоже был миссионерским. В документах XVI века упоминается школа для татарских детей, в которой пусть обучалось хоть и несколько человек, но это были вот такие крещенно-татарские дети, и в общем-то монастырь был связан с историей христианизации Казанского края.

Для того чтобы монахи не в поле пахали, а слову Божьему учили, монастырю приписываются сенокосные пахотные земли с крестьянами, озера, торговые пристани. Цари и члены царской семьи на протяжении XVI-XVII веков нередко одаривали монастырь денежной помощью, иконами, утварью.

Первые храмы и монастырские постройки были деревянными.  В XVII веке перестраиваются в камень Успенский Собор и церковь Всех Святых. В XIX веке монастырь возводит свои белокаменные стены. Внешне он становится похож на небольшой Кремль. В XVIII веке в монастыре находится Казанская Духовная семинария и новокрещенская школа. Монастырь строился, развивался. Годы процветания сменялись годами упадка и наоборот. Но он продолжал жить.

Все изменилось после прихода к власти большевиков. История мужского  Свято-Успенского Зилантого монастыря навеки оборвалась 10 сентября 1918 года в день штурма красной армии Казани. С этой датой связана самая  трагичная история Зилантового монастыря. Накануне из города, опасаясь террора бежало около 60 тысяч человек — почти половина населения Казани того времени. Особенно много скрылось монахов, священников,  потому что знали по опыту других городов, что красный террор, прежде всего, направлен против духовенства и дворян. Тем не менее, одиннадцать братьев Зилантого монастыря во главе с настоятелем игуменом Сергием не покинули свою обитель. Они осознавали всю опасность, но осознанно пошли на этот шаг.

Холм, на котором стоял монастырь, представлял важную с военной точки зрения высоту, здесь была установлена одиночная пулеметная точка, которая обстреливала наступающие красные части. Монахи во время этого недолгого боя все время были в трапезной за молитвой.

Андрей Рощектаев:

Ворвавшиеся красноармейцы, по одной версии расстреляли их прямо в трапезной, поскольку монахиня, пришедшие через несколько дней после этого, видела трапезную, залитую кровью. По воспоминаниям же иеромонаха Иосифа, единственного оставшегося в живых из одиннадцати, выведенных на расстрел, их расстреляли около стены этого храма, вытащив из трапезной. Но так или иначе не было никакого суда, совершенно была бессудная расправа. Их построили у стены, грянул залп и вот единственный оставшийся в живых был самый престарелый иеромонах Иосиф, который был духовником братии, он потерял сознание, его сочли мертвым, на него упали трупы других братьев и красноармейцы ушли, поскольку бой за город ещё продолжался.

Старцу Иосифу Господь не дал уготованного всей братии мученического венца для того только, чтобы поведал он Церкви Православной о мучениках Зилантовой обители. Память убиенных в тот день монахов особенно чтят в монастыре.

В 20-е годы здесь ещё теплилась жизнь, была зарегистрирована, по терминологии того времени, православная религиозная община, численность общины составляла 300-400 человек — прихожане из близлежащих слобод, в основном женщины. В распоряжении общины были 2 храма: Успенский и Всех Святых, также позволяли им содержать кладбище. Так продолжалось до 1928 года.

Андрей Рощектаев:

В конце 20-х началось новое тотальное наступление на Церковь, и договоры со всеми подобными общинами расторгались по одному сценарию по всей России. Сначала общину обвиняли совершенно лицемерно в нарушении правил содержания храмов, то есть якобы это госсобственность, это памятники архитектуры, которые община содержит в недолжных условиях. Прибывала комиссия, которая говорила, «вот тут у вас не покрашено, вот тут у вас стекол не хватает…». Общины были действительно очень бедны, поскольку сама страна в 20-е годы была крайне бедна, и такая комиссия зарегистрировала ряд так называемых нарушений в содержании Зилантового монастыря, договор был расторгнут и монастырь был изъят у верующих. Ну а самое такое издевательское лицемерие заключалось в том, что те храмы, которые верующие якобы содержали в недолжных условиях, они были тут же разобраны на кирпичи.

Тогда же было разорено древнее русское кладбище при Зилантовом монастыре, а позже в 30-е годы, здесь была тюрьма, как и во многих других монастырях, тут содержались и репрессированные, и обычные уголовники. Позже уже в послевоенное время детская колония, затем автохозяйство МВД. Наконец, совершенно бесхозную территорию в августе 1998 года передали Церкви. От всего храмового монастырского комплекса к этому времени ничего не уцелело, только каркас церкви Всех Святых. Пришлось строить все заново. Возводили, что называется, всем миром. Благо, нашлись люди, которым судьба монастыря была не безразлична. Монастырь вновь возрожден, но уже не как мужской, а как женский. Теперь это один из красивейших монастырей Казанского края. Он соединил  в себе и древнее, и новое.

Апполинария, монахиня Свято-Успенского Зилантова монастыря:

Буквально ещё несколько лет тому назад мы не принимали паломников, ведь  он был в постройке, в обустройстве, а сейчас каждый уголок у нас на 1,5 гектара цветники. Одни бы мы не смогли это сделать, помогают прихожане. То есть самый лучший язык — язык цветов. И вот прихожане как-то открылись, красотой Божьей они пленяются, приходят постепенно, и нам легче бывает отвечать на вопросы тех людей, которые к нам расположены добром.

Монахини вновь здесь живут, проводят службы, принимают паломников, монастырь открыт для людей.

Монахиня Апполинария:

Люди, которые о нас узнают, они остаются с нами.

Матушка Царица Небесная помогла. Сейчас монастырь настолько радует людей. Простой пример — скамеечки расставили, а люди подходят и благодарят, не хочется им уходить из этой обители. Они сидят на скамеечке, кто с книжечкой, а кто просто с зонтиком, придет под дождиком посидит. У каждого ведь бывают свои жизненные моменты, когда ему хочется просто пойти на святое место. Вот люди и приезжают на Святую Зилантову гору.

Здесь свято чтут традиции, не формально, а истово чувствуют преемственность, связь с теми, кто столетиями намаливал это место. Сестры не делают себе поблажек, живут по старому древнему уставу, по которому жили мужчины монахи на протяжении всей истории монастыря. Расхожее мнение, что монахи или монахини как бы ничем не заняты, глубоко не верно. В 6 часов утра начинается молитвенное правило, когда монахини (их 11 человек), становится на общую монашескую молитву, а в половине восьмого уже идет Божественная Литургия. В 12 часов — общая трапеза монашеская, на которой тоже совершается молитва, в 16 часов — вечернее богослужение в церкви, длящееся 3 часа.

Службы идут по полному монашескому уставному богослужению Православной Церкви, что означает без каких-либо сокращений. Нужно помнить, что помимо службы у каждой из насельниц есть ещё и свое послушание, то есть работа, которую необходимо выполнять.

Монахиня Апполинария:

Почему-то у всех такое впечатление, что это тяжелая физическая работа. Это не совсем так. Понятно, что работа сосредоточенная, ответственная. Но когда идешь в одной упряжке с сестрой, то гораздо легче справляться вместе.

Это гостеприимный монастырь. Здесь часто принимают гостей и всегда рады паломникам, новым прихожанам и просто туристам. Для своего монастыря сестры сами пишут иконы. Здесь есть своя библиотека, воскресная школа, в которой дети изучают не только Слово Божие, ещё есть вокал, хор, этика, история, познают, что есть добро и зло, особенный момент в школе общая трапеза. В монастыре поговаривают, что воспитанники готовятся к ней ещё с субботы.

Монахиня Апполинария:

Рассказывают, что ребятишки из воскресной школы, когда в субботу собираются ехать сюда, они говорят своим родителям: «мы не обедаем и не ужинаем, потому что мы едем на Зилантову гору».

Монастырь находится в городской черте, но мирской суеты здесь нет. Ты как бы попадаешь в другое пространственное временное измерение, он притягивает, околдовывает, подталкивает к мыслям, рассуждениям о жизни человека и о мире, его окружающем.

Свято-Успенский монастырь, что на Зилантовой горе, переживает пору возрождения после долгих десятилетий запустения и забвения, монастырь оглашает колокольный звон, он звучит и в память об усопших.

Возрождающаяся обитель становится достойным памятником воинам, отдавшим свои жизни за веру православную и Отечество, послушникам, добровольно и безропотно подъемлющим крест послушания, и всем известным и безвестным православным молитвенников и праведников, монашествующих и мирян, чьи молитвенным подвигам держится мир сей. 

Теги: Зиланов монастырьмонастырь

Все новости раздела